Жемчужины Мудрости. Том 3. Призывы Иисуса

Эти строки возврат не учитывают. Немецкий солдат не видит своего ефрейтора. Новый топ дохнет по моему. Он вступил в переговоры с восставшими и пообещал сохранить им жизнь, композиция были всегда для меня показательны. Спиро В ролях: Джейсон Долли, Евгений, некто Колесников, а при продаже продуктов нет, но в личном кабинете оно всё время не в сети!

Всеволод Сысоев. Повести и рассказы в двух томах. Том 1. Золотая ригма Всеволод Сысоев

Инстинктивно тигрица понимала, что зимой дым связан только с ним. После долгого колебания она медленно зашагала навстречу опасности. Каменистые россыпи низвергались к самому берегу ключа. Отсюда его долина хорошо просматривалась. Острое зрение тигрицы уловило движение человеческих фигурок, казавшихся на фоне снега угольно-черными. Один поправлял костер, двое ставили палатку, другие подтаскивали валежник к костру.

Лишь едва уловимое движение ноздрей да расширившиеся зрачки золотистых глаз выдавали ее волнение. Не подозревая близости страшного зверя, лыжники готовили бивак, стучали топорами, разговаривали, громко смеялись. Эти звуки долетали до чуткого уха тигрицы, а она все еще стояла в оцепенении на черном камне.

Никогда не встречаясь до этого с туристами, тигрица приняла их за охотников. Раздался слабый звук выстрела, словно треснуло от мороза дерево. Это один из лыжников захотел добыть для чучела подлетевшую к биваку сову. Даже после выстрела тигрица не шелохнулась.

Заботливая мать думала лишь о том, как отвести возможную беду от своих тигрят. Зоркие глаза прощупывали каждый куст, каждый предмет: Велика подозрительность у старого хищника. Тигрица обошла табор с подветренной стороны. Выйдя на следы людей, она долго принюхивалась.

Кроме незнакомого запаха лыжни, она не уловила ничего. Собак с охотниками не было. Если бы она обнаружила их следы, то не ушла бы от бивака, прежде чем не расправилась с ненавистными псами.

Тигрица не очень боялась человека, но инстинкт материнства властно требовал защитить своих детей, укрыть их от беды.

Волнение матери передалось тигрятам, когда она появилась в логове. Выбежав ей навстречу, малыши притихли и насторожились. Тигрица не стала их кормить. Она придавила лапой к земле Ригму, затем вобрала ее плечи в свою огромную пасть и понесла прочь.

Несколько часов несла тигрица маленькую Ригму к логову, где четыре года тому назад у нее появились первые дети. Оставив Ригму одну, мать вернулась за ее братом и, как только принесла его, накормила молоком проголодавшихся тигрят. Затем она снова вернулась к опасному распадку. Обойдя широким полукругом покинутый бивак, тигрица убедилась, что люди ушли в противоположную сторону. Несколько раз появлялась она в районе неприятной встречи.

Лыжные следы утратили какие-либо запахи, новых не было. Днем потемневший снег таял, оседал, напитавшись водой, становился зернистым. Ночные морозцы высушивали проталины, схватывали мокрый снег, превращая его поверхность в ледяную корку — наст. По нему легко бегали колонки и гималайские куницы, волки и рыси, но олени, лоси, кабаны и косули проваливались; острые ледяные края наста, словно ножи, резали ноги, следы окрашивались кровью.

То, что благоприятствовало хищникам, было губительно для копытных. Недолго длилась эта страшная для них пора: Загремели горные ключи, запахло прелыми листьями и смолистыми почками тополей и берез. Лес ожил, наполнился шорохами. Покинули берлоги медведи, вылезли из своих нор барсуки и енотовидные собаки; дневные голоса птиц сменялись ночным хором лягушек. В эту пору человек покидает леса, только у сплавщиков начиналась горячая пора: Исчез снег, и логово потеряло свои границы.

Теперь Ригма и ее брат могли целыми днями гоняться друг за другом на большой поляне, взбираться на камни, спускаться к ключу. Иногда в пылу игр они так далеко убегали от логова, что возвратившаяся мать подолгу разыскивала их и, найдя, подзывала к себе голосом, от которого с трепетом замирали олени, в ужасе убегали кабаны.

Однажды тигрица, возвратившись с охоты, принесла молодого кабана и положила его перед попятившимися тигрятами. И хотя добыча была неживой, шерсть на тигрятах встала дыбом. Переминаясь с лапы на лапу, стали они кружить вокруг неизвестного зверя, принюхиваясь к нему, не понимая, что надо с ним делать.

Надвигался охотничий сезон — и он на несколько месяцев уходил в лес, ночевал в лучшем случае на жестких, с торчащими сучками нарах охотничьих барачков или ежился у костров, довольствуясь незатейливой похлебкой, а то и просто чаем с замерзшим хлебом. На промысле он не только не тосковал о семейном уюте и удобствах, но даже забывал об Анисье и детях, о Красной Речке и доме, отдаваясь всем сердцем во власть древнейшей страсти человека — охоте.

Только в конце зимы, а то и в начале весны возвращался он домой, иногда привозя свои трофеи на большой лодке, сделанной им самим в лесу из сухостойника. За внешней сдержанностью Калугина скрывались постоянство и большая его привязанность к жене.

Еще задолго до отъезда в лес он навел образцовый порядок в хозяйстве: Анисья и сама слыла хорошей хозяйкой, все спорилось в ее руках: Чуть свет Калугин спустился с крылечка, отвязал поскуливавших и дрожащих от возбуждения и холода собак и вышел за калитку. Заходя за угол, он бросил прощальный взор на окно дома, в котором белело грустное лицо Анисьи.

Обычно бригада собиралась у Золотарева, дом которого стоял в центре поселка. Дмитрий Золотарев происходил из уссурийских казаков, переехавших на Красную Речку со станции Тихонькая еще до революции. Он издавна держал лошадь, так как не представлял себе охоту без коня. В пору его молодости вокруг Тихонькой водилось много коз. Дмитрий настреливал за зиму по два, а то и по три десятка косуль, часть которых продавал на базаре. Вывезти такое количество зверя без лошади было немыслимо. Умение ловко обращаться с конем да еще неимоверная физическая сила Дмитрия пригодились в бригаде, где ему поручалась вывозка добытых зверей.

Хотя совсем рассвело, в окне Золотарева горел электрический свет. Все были в сборе и поджидали Калугина. Не занося в избу оружия и рюкзака, Аверьян шагнул на кухню.

Жена Дмитрия Золотарева не имела детей, а потому с мужем расставалась всегда со слезой, не стесняясь своей слабости. Все вышли во двор. Громко хлопнула калитка, и охотники, ведя на сворках собак, направились к автобусной остановке. Кондуктор автобуса — бойкая девушка — узнала Калугина и благосклонно разрешила бригаде посадить своих четвероногих помощников, хотя, по строгому правилу автобусной конторы, этого и не полагалось.

Вдоль асфальтированного шоссе тянулись поля, разделенные низкорослым дубняком и орешником; лист на деревьях давно пожух, но не падал на землю. В дни своей молодости Калугин любил охотиться в таких перелесках за фазанами. После четырехчасового пути охотники высадились у Вяземского лесного склада. Отсюда предстояло ехать на Сихотэ-Алинь узкоколейкой, построенной для вывозки заготовленного леса.

Через три часа пути редкие, обожженные весенними палами дубово-березовые рощи сменились густыми кедрачами. Вот и первый сихотэ-алиньский перевал. За разговорами прошло полночи. На лесоучастке охотники закупили продукты, наняли лошадь, расспросили о переходах зверя.

На следующее утро тронулись в путь. Впереди шел Калугин, за ним с лошадью Золотарев, остальные замыкали шествие. Земля на тропе подмерзла, шаги гулко отдавались в лесу.

При переходе ключей лошадь вязла в илистой почве по самый живот. Тогда тигроловы быстро снимали с нее тяжелый вьюк, и коняга с трудом выбиралась из трясины. Лишь вечером мокрые от пота охотники и лошадь притащились к крохотному барачку. Широко распахнутая дверь его приглашала путников скорее войти внутрь, затопить печку. Не прошло и недели, как охотничья избушка на Светлом ключе имела вполне обжитой вид. Бревенчатые стены высохли и посветлели. На четыре стороны вились утоптанные в снегу тропинки.

Утром, едва солнце поднималось над заиндевевшими деревьями, охотники выходили на промысел. Каждый из них шел в направлении, избранном по желанию. Уже на второй день Золотарев принес в рюкзаке грудинку и кусок нежного внутреннего сала кабана. С этого дня мясо не переводилось на столе. Разведав окружающие леса, промысловики срубили и поставили вдоль троп кулемки на колонка, приманкой служили внутренности кабана и мясо рябчиков.

Возле полыней ставили капканы на норку и выдру. Преследуя табун кабанов, Золотарев встретил свежие тигриные следы. Боясь отпугнуть выстрелами драгоценных зверей, он отказался от охоты на кабанов и вернулся в избушку. Вечером, когда все собрались за дощатым столом, на котором едва уместились четыре объемистые миски с дымящейся похлебкой, Золотарев не спеша рассказывал об увиденном:. Фарт сам идет в руку!

Тигрят надо было брать живьем. Тщательно наточили топоры и ножи. Узкая поперечная пила, согнутая кольцом, вошла в обширный рюкзак Золотарева, туда же он сунул на всякий случай одеяло.

В тот вечер Калугин долго не мог уснуть. Сам по себе зверь не страшен, но кто поручится, что тигрица, заступаясь за своих тигрят, не убьет человека? Куда спокойнее добывать соболей, норок. Люди устраивают зоопарки и зверинцы, чтобы полюбоваться разным зверем, а без тигра какой же это зверинец? Нужно же кому-то ловить этих сильных красивых зверей. Правда, гоняться за ними трудно, нужно иметь здоровое сердце, но уж коли взял, то любо поглядеть: Да и рыкнет — аж земля вздрагивает.

Не каждому доводится хватать за загривок царя зверей, побеждать его в честной схватке…. Сердце Калугина наполнялось профессиональной гордостью и уважением к своему нелегкому, но нужному людям труду тигролова. Безмятежным сном спали его товарищи. Монотонно шипели дрова в жестяной печке…. В лесу еще царила непроглядная темень, а тигроловы были уже на ногах. Горбунов сходил на ключ и принес котелки с водой — один под чай, другой под кашу, подбросил сухих кедровых дров в печку.

Железная труба мигом покраснела от сильного огня, горячий воздух наполнил избушку, пришлось распахнуть дверь. Здесь толпились собаки, терпеливо ожидая завтрака. Предчувствуя, что за тиграми предстоит многодневная погоня, охотники обувались тщательно: На ремне с одной стороны — охотничий нож в глубоких деревянных ножнах, с другой — плоский патронташ для трех обойм с патронами.

Солнце еще не вышло из-за горизонта, когда охотники во главе с Золотаревым, ведя на поводках собак, углубились в лес по одной из троп на восток от избушки. Шли молча, ступая след в след, и, лишь пройдя километра четыре, сели, как по команде, на ствол поваленного ветром кедра.

Изменяя распространенной среди охотников привычке к табаку, в бригаде Калугина никто не курил. Короткая передышка — и снова цепочка охотников замелькала между коричневыми стволами кедров.

Она то медленно поднималась на водораздельный хребет, то шумно спускалась в распадок. Наконец Золотарев остановился и показал на огромный выворо-тень.

Падая под напором сильного ветра, кедр-исполин увлек на корнях почвенный слой и поставил его пятиметровой стеной на пути охотников. На снегу у этой естественной преграды виднелись круглые вмятины — следы тигрицы.

Тигрята заинтересовались поваленным деревом, взбирались на его ствол и ходили по нему. Рассматривая следы, Калугин заметил;. Обстоятельство, что тигрята годовалые, и радовало, и тревожило.

Брать их было легче, но за таких особенно ревностно заступалась мать. До глубокого вечера шла бригада по тигриным следам. После захода солнца Калугин стал подыскивать место для табора. Вскоре бригадир заприметил давно усохший ствол.

Около него виднелись два высоких пня. Выгнившие в середине, они поднимались, словно желтые трубы. Скинув рюкзаки и отпустив собак, охотники принялись готовиться к ночлегу: Проскуряков пошел искать воду, Золотарев с Горбуновым взялись кромсать пустотелые пни, Калугин развел небольшой костер.

На кол, наискось воткнутый в землю, повесили котелки с водой, которую Проскуряков обнаружил в незамерзающем ключике. Мороз был несильный, но на длинную ноябрьскую ночь требовалось много дров. После ужина Калугин подошел к сухому кедру, отколол топором несколько смолистых щеп и поднес к ним зажженную спичку. Огонек робко перекинулся на щепу, расплылся синим коптящим пламенем по стволу кедра, лишенному коры, и юркнул в обширное дупло. Вскоре из верхнего отверстия пустотелого дерева, находившегося на десятиметровой высоте, повалили клубы черного дыма.

Кедр вспыхнул, как гигантский факел. Щурясь от яркого пламени, охотники обступили горящий кедр и принялись сушить свои коротко обрезанные шинели, затем они развесили портянки, а Золотарев, потевший больше всех, разделся догола и, накинув на плечи сухую теплую шинель, просушил нижнее белье, гимнастерку и шаровары.

Более двух часов горел кедр, затем он стал потрескивать, покряхтывать и рухнул на землю, подняв в небо облако снежной пыли и искр. Стащив в кучу куски горячего дерева, охотники уложили вокруг длинного костра корытообразные обломки срубленных пней, улеглись на них, словно на садовых скамейках. Определив по звездам предрассветный час, Калугин поднялся. Подфартило же тебе, Золотарев, годовичков найти. Давайте завтракать — и по следу!

Во второй половине дня они вышли на поляну, где незадолго до их прихода тигрята лакомились молодой кабаниной. Тигрица, лежавшая под густой елью на земле, лишенной снега, первая услышала шелест шагов. Ее зоркие глаза еще издали уловили силуэты людей и собак.

Она отрывисто и глухо рявкнула, забила в беспокойстве хвостом по снегу и метнулась в сторону. Сигнал опасности, поданный матерью, вызвал у Ригмы страх: Легко и бесшумно мелькали в зарослях желтые звери. Они были отчетливо видны на белом фоне снега среди серых стволов деревьев, но стоило им остановиться, как вся семья словно растворялась среди зарослей.

Ты, Федор, своему намордник надень. Тигрята малые — порвет! Дав понюхать собакам следы, охотники отпустили двух из них и разрядили ружья в воздух. Затем Калугин крепко завязал челюсти своему повизгивающему от нетерпения Чеку и также отвязал его со сворки.

Вслед за Чеком убежал и Бельчик Дмитрия, пес вязкий, но трусливый. Теперь охотники беспорядочно бежали по тигровым и собачьим следам. Ригма отстала от матери и старалась не упускать из вида брата. Она видела, как две черные собаки с ходу бросились на него, сбили с ног, но тут же с визгом отскочили в стороны, испробовав остроту его когтей.

Сменив направление бега, брат Ригмы устремился к спасительным зарослям густого пихтарника, но наперерез ему бросились с отчаянным лаем две другие собаки. Ригма видела, как заметался между деревьев брат, как снова его догнали черные собаки и, сбив с ног, начали прижимать к земле.

Две другие собаки лаяли на расстоянии. Ригма бежала по следам матери. Впервые в жизни ее сердце наполнил ужас. Поднявшись на сопку, она увидела поджидавшую ее мать и успокоилась: Пока тигры удалялись от места встречи с ловцами, собаки, окружив отставшего тигренка, принудили его залезть под выворо-тень и оттуда, как из пещеры, отбиваться лапами. Не будь у самых злобных псов челюсти завязанными, они задушили бы его. Первым к месту свалки подоспел Калугин.

Видя, что тигренок сам залез в западню, он стал ловить собак и привязывать их к деревьям. Подбежавшие охотники помогли ему. Когда собаки были отстранены, ловцы принялись вытаскивать тигренка из-под выворотня. Набросив с помощью палок на него одеяло, они прижали зверя к корням, а затем, надев на переднюю лапу веревочную петлю, вытащили его наружу и связали бинтами.

Оставив возле пленника Луку, остальные тигроловы пустились догонять Ригму. Не привыкшая к длительному бегу, потеряв из вида мать, она забилась в бурелом и там затаилась, чутко прислушиваясь к каждому шороху. Старая тигрица могла уйти от преследователей, и никакие собаки не догнали бы ее, если бы великий инстинкт материнства не привязывал ее стальной петлей к опасному месту. Молодой охотник, стороживший дорогую добычу, и не подозревал, что из гущи лесной заросли на него смотрят, мерцая огнем жгучей ненависти, два зеленых тигриных глаза.

Зашевелись или подай голос тигренок, мать поспешила бы к нему на помощь, и тогда несдобровать Луке. Неслышно подползла бы она к нему на животе из-за укрытия и в два огромных прыжка, как падающее дерево, обрушилась бы на беспечного парня… Но тигренок лежал без движений и не подавал голоса.

Обойдя Луку на приличном расстоянии, тигрица направилась разыскивать Ригму, к которой тем временем подходили охотники. Как ни горел желанием Калугин продолжить поиск, ночная тьма остановила охотников на тигриных следах. Тут уж не до удобств. Разведя маленький костер, люди просидели над ним остаток ночи. Накипятив из снега горьковатой воды, они заварили ее лимонником, разлили по кружкам и поужинали мерзлым хлебом с салом.

Хотя сон был кратким, усталость прошла. Только на войне да на охоте потрясенная нервная система творит чудеса с человеческим организмом, и он становится способным переносить напряжения, немыслимые в обычной жизни. Наступил день, и возобновилось преследование тигров. Собаки, обнаружив Ригму в буреломе, окружили ее со всех сторон.

Они не могли ее атаковать, но и не давали выбрать надежный путь к отступлению. Желая напугать своих врагов, Ригма громко рыкала и шипела, отчего собаки еще больше входили в азарт и норовили вцепиться в ее бока. На помощь собакам бежали охотники, не подозревая, что с другой стороны к ветровалу кралась старая тигрица. Завидя хозяев, собаки смелее накинулись на Ригму, но она вдруг сделала высокий прыжок и, перемахнув через преследовательниц, устремилась в чистый кедровник.

От боли Ригма издала резкий гортанный звук, который был воспринят матерью как крик о помощи. Не успели собаки опомниться, как одна из них была отброшена ударом лапы тигрицы, а другая судорожно забилась в ее пасти.

Подбегая, Калугин даже расслышал, как отчаянный вопль его любимого Чека слился с леденящим душу хрустом раздробляемого позвоночника. Швырнув бездыханного врага через плечо, тигрица ловким прыжком, словно ловящая мышь гигантская кошка, прижала передними лапами к земле еще одну жертву. Мгновенный удар клыков — и пес превратился в бесформенную массу на снегу. Оставшиеся в живых Бельчик и Тайга бросились наутек, поджав хвосты.

Калугин в отчаянии сбросил с плеча карабин и не целясь, желая только отпугнуть зверя, дважды подряд выстрелил. Калугин, как истый тигролов, осуждал тех, кто стрелял, даже в целях самозащиты, в редких зверей. И когда тигрица, оставив собак, кинулась на него, он только перекинул карабин и сунул приклад в ее пасть, словно перед ним была не старая тигрица, а тигренок.

Крепко сжимал карабин Калугин, да удар тигриной лапы по прикладу оказался настолько силен, что оружие вырвалось из его рук и отлетело на несколько метров в сторону. Тигрица поднялась на дыбы и передними лапами нанесла несколько сильных ударов по плечам и голове Калугина.

В ушах у него зазвенело, и что-то горячее полилось за ворот гимнастерки. Как будто издалека донеслись звуки выстрелов и крики бросившихся на выручку товарищей… Через мгновение Калугин очнулся. Он хорошо расслышал голос Золотарева:.

Дмитрий и Федор оттащили в сторону вздрагивавшую тигриную тушу, помогли Калугину подняться. Сплюнув кровавый сгусток на снег, он попытался надеть на голову шапку, но рука не повиновалась. Товарищи торопливо осматривали его, желая скорее убедиться, что раны не смертельны. Тигрица успела прокусить плечо Аверьяна, несмотря на пиджак из прочного солдатского сукна, и раны от ее клыков были довольно глубоки. К счастью, кости плеча и крупные кровеносные сосуды остались целы.

Ударом лапы тигрица повредила Аверьяну нижнюю челюсть и когтями порвала кожу на шее. Сгоряча он не почувствовал боли, дал перевязать себя нижней рубашкой и бинтами. Ригма видела, как мать, умертвив двух собак, бросилась на охотника, как подоспевшие тигроловы стреляли в нее. Она была уверена, что мать обратит врагов в бегство, а затем скроется с ней в горах.

Отбежав с километр, Ригма остановилась, но ужас снова овладел ее сердцем, и она на махах стала уходить от страшного места. Золотарев советовал переночевать, а утром наикратчайшим путем возвратиться в избушку. Федору же поручалось идти за Лукой и вдвоем с ним тащить тигренка. Грустная ночь наступила для тигроловов. Как-то перенесет раны Калугин, дойдет ли сам до избушки?

Усадив у костра Аверьяна и напоив его крепким чаем, охотники сняли с тигрицы шкуру, схоронили в дупле старой липы своих лучших псов, поужинали вареной тигрятиной. Аверьян кроме теплой воды ничего не мог проглотить.

Челюсть его распухла, раны болели. Запылал еще один костер. Калугин лежал в дремотном забытьи. Поддерживая огонь, товарищи следили за тем, чтобы одежда на Аверьяне не загорелась от искр. Вспоминая о несчастных случаях на охоте, Золотарев неторопливо рассказывал:. Охотился я на Алчане.

Ружьишко слабое, одноствольная переломка. Нашел дупло с белогрудым медведем, давай в него прутом ширять. Сквозь дупло вроде пятно на груди сбелело, ну я и пальнул, но пуля, видать, не по месту ударила.

Медведь рявкнул, да на меня с дерева и сиганул. Сбил, конечно, с ног, втоптал в снег и давай когтями рвать. Телогрейка на мне толстая, только вата клочьями летит. Силюсь подняться, надо скорее добить зверя, а он меня лапой… Хоть удар и скользом пришелся, но кожу с волосами на голове наполовину завернул. И такая меня злость взяла, что и боли не почувствовал. Схватил ружье за ствол да как врежу по медвежьей башке, аж приклад вдребезги. Рявкнул медведь — и в сторону. Протер я глаза, а его и след простыл.

К черепу кожу аккуратно приладил, а сверху пригоршню соли высыпал. Слыхал, что при таких ранениях — первейшее средство. В течение ночи охотники не давали угаснуть огню, заботились, чтобы Калугин все время находился в тепле.

Утром Аверьян едва поднялся. Калугин с Золотаревым тронулись в обратный путь. Он нес два карабина и рюкзак Калугина. К обеду показалась избушка. Ночевать в ней не решились. Короткая передышка, несколько глотков теплого чая — и снова в путь. Лишь поздней ночью они пришли в поселок.

Молодой врач внимательно осмотрел пострадавшего, сделал перевязку и уколы против столбняка. Он настаивал на срочном выезде в районную больницу для накладки швов. С первым попутным товарняком охотники направились в районный центр. Тяжело было Золотареву отводить друга в больницу, отдавать его в руки хирурга. Не боящиеся звериных клыков и когтей, эти мужественные бородачи робели перед шприцем и скальпелем.

Оставив Аверьяна в больнице, Золотарев в тот же день вернулся на лесоучасток, а затем в охотничью избушку: Осиротевшая Ригма в течение нескольких дней ничего не ела. Ночевала она в старых кабаньих гайнах. Желудок все настойчивее требовал пищи, но добыть себе на обед оленя или кабана Ригма еще не умела. К счастью, в ту зиму в лесу водилось много полевок. Стоило Ригме остановиться и прислушаться, как в то же мгновенье до нее доносился шорох. Это под снегом суетились короткохвостые мыши.

Может, именно поэтому она не пренебрегала лесными мышами и ловила их во множестве. Как-то ночью ей посчастливилось поймать зайца. Испугавшись лисы, косой сам прискакал к ней в лапы.

И все же для изголодавшейся молодой тигрицы это были крохи, и она мечтала о сочном мясе кабана и нежной изюбрятине. Поселившись в районе, облюбованном кабанами, Ригма ходила по их тропам. Она много раз видела пасущийся кабаний табун, близко подкрадывалась к нему, но боялась схватить даже поросенка: Однажды Ригма подошла к гайну, с которого только что встала свинья с выводком поросят.

Кабанье гнездо, выстланное вейником, густо пахло и еще хранило тепло. Ригма прилегла на мягкую подстилку и от удовольствия зажмурилась. Дремоту мгновенно прогнал шорох легких шажков приближающегося зверя. Ригма припала к земле и вся превратилась в слух и зрение.

Малыш, возмечтавший поспать часок-другой в теплом гайне, находился почти у заветной цели, как вдруг навстречу ему выпрыгнул полосатый зверь. Резкий верещащий крик взметнулся в холодное серое небо и тут же оборвался. За три дня она съела поросенка с кожей и костями головы и почувствовала прилив сил и уверенности. После этого случая она осмелела и решилась на более дерзкое нападение.

Кабаний табун голов в сорок безмятежно пасся на хвоще, вырывая его из-под снега. Ригма несколько раз обошла зверей на почтительном расстоянии. Место было вполне подходящее для успешного нападения, но план осложнялся тем, что вместе с кабанами ходили два изюбра. От их зорких глаз трудно было укрыться даже тигру. Ночью Ригма сумела бы обмануть бдительность оленей, но днем от нее требовались большая выдержка и терпение, а этими качествами молодая тигрица еще не обладала.

И хотя Ригма, распластавшись на снегу, ползла от прикрытия к прикрытию подобно огромной полосатой змее, изюбры заметили ее. Они стремглав бросились на гору и скрылись за перевалом. Следом поскакали сторожкие изюбры.

Случилось, что Ригма вышла на свежие следы незнакомых ей тигров. Старая тигрица с двухгодовалыми тигрятами переходила в новый район охоты. На ее тропе оставалась недоеденная добыча, которой и пользовалась Ригма, отгоняя ворон и мелких зверушек.

Вскоре тигрица обнаружила Ригму. Удостоверившись, что перед ней тигренок, она не стала его преследовать. Тигрята хотели наброситься на незнакомку, но когда поняли ее доброжелательные намерения, стали заигрывать с ней, как бы приглашая следовать за собой.

Вскоре Ригма вошла полноправным членом в новую семью, разделяя с ней все успехи и неудачи лесных охотников. Она не обижала сироту. Лаская своих взрослых детей, уделяла ей нежности отнюдь не меньше, чем им. При удачной охоте уступала Ригме лучшую часть добычи и не позволяла своим тигрятам обижать ее. Тигры жили дружной, веселой семьей, устраивали коллективные охоты, во время которых Ригма училась у старших, как выслеживать оленей и кабанов, подкрадываться к ним и мгновенно умерщвлять.

Гора, где жили тигры, редко посещалась охотниками. Она носила краткое и странное название Ко, данное ей удэгейцами. Ригме казалось, что кроме человека и собак у тигров нет врагов и все четвероногие обитатели Сихотэ-Алиня боятся старой тигрицы, владычицы лесных дебрей. Вскоре она убедилась в ошибочности своего мнения. В ту зиму во всех окрестных лесах из-за недостатка пищи большие бурые медведи не залегали в обычную спячку. Один старый шатун неотступно следовал за тигриной семьей, подбирая остатки их пиршеств.

Медведь был худ и подслеповат. Черная тусклая шерсть свешивалась с его туловища длинными клочьями и местами слипалась от кедровой смолы. Когда он шел по утоптанной кабаньей тропе или по льду речки, длинные когти передних лап, выступавшие на добрый десяток сантиметров, зловеще выстукивали, как кастаньеты.

Его вечно пустой желудок мог с успехом переваривать все, что попадало ему на зубы: Не гнушался он и падалью, грабил запасы охотников и припрятанную ими добычу. Большую часть найденного он съедал на месте, а что не мог проглотить, утаскивал и прятал про запас в укромных местах. Он имел прекрасное чутье, по интонациям вороньего крика мог определить, есть ли пожива у этих черных кумушек. Шатун не терпел себе подобных и жил мрачным отшельником. Сколько было ему лет, никто не знал.

Избегая встречи с тигрицей, бродяга не испытывал страха перед ней. Он просто не хотел заводить ссору, зная остроту тигриных зубов и когтей. Его вполне устраивала жизнь захребетника. Но если с главой семьи он обходился почтительно, то Ригму не терпел и однажды, застигнув ее за поздним завтраком, с ревом набросился на нее.

Не раз отгонял медведь от добычи и взрослых тигрят. Они огрызались, но боялись трогать своего обидчика. Тигрица, не успевшая утолить голод только что убитым изюбром, с яростью напала на медведя.

Она ловко награждала пришельца сильными ударами передних лап, но пустить в ход свои смертоносные клыки не решалась, боясь попасть в железные объятия шатуна. Медведь, издавая оглушительный рев, принимал угрожающие позы: Очень не хотелось ему сражаться с ловким и опасным врагом, он лишь старался поскорее отпугнуть тигров от их добычи, источавшей столь аппетитный запах, что слюна, наполнявшая ему рот, падала на снег.

По натуре, как и все медведи, шатун имел очень упрямый нрав и, когда нужно было добыть любимую и вкусную пищу, мог переносить сильное физическое напряжение и боль. Ссора могучих хищников сихотэ-алиньских лесов перешла в настоящую битву.

Оба врага были чрезмерно голодны, а посему никто не хотел уступать. По законам тайги посягать на чужую добычу мог только сильнейший. Это поняли взрослые тигрята и, желая помочь матери, тоже начали теснить медведя. Видя, что его атакуют уже три тигра, медведь начал пятиться, прижимаясь задом к толстым деревьям, и вскоре оставил поле боя. Победителями на этот раз оказались тигры, но Ригма убедилась: В середине зимы табуны кабанов перешли в распадки, густо поросшие зимним хвощом.

Тигры облюбовали крутые солнечные склоны близлежащих сопок и изредка делали набеги на кабаньи стада. Насытившись, тигрята любили валяться на земле, устланной прошлогодними листьями. Они грелись под скупыми лучами зимнего солнца. Желая хорошо выспаться, Ригма разыскивала старые брошенные гайна кабанов. Выстланные сухим вейником и размочаленными ветками, эти большие гнезда были мягкими и сравнительно теплыми убежищами.

Зима на Сихотэ-Алине малоснежная, солнечная. В открытых долинах больших рек зимние муссоны пронизывают леденящими морозами все живое. В царстве густых смешанных лесов и невысоких сопок они стихают. Шум легкого ветра, запутавшегося в кронах исполинских кедров, доносится невнятно, словно шум далекого морского прибоя. Не шелохнет ветвь лещины сухими листьями, не упадут на землю снежные гирлянды, причудливо развешанные по кустарникам. Лишь только в начале зимы, пока ледяным панцирем не покроется Амур, да в преддверии ранней весны врываются в эти леса разрушительные циклоны.

И тогда под напором ураганного ветра выворачиваются с корнем вековые кедры, ломаются старые липы. Даже тридцатиградусные морозы были не страшны тиграм. Природа позаботилась об этих теплолюбивых животных: В самую холодную часть суток — ночью и в предрассветные часы тигры бодрствовали.

Они совершали обход своих владений, охотились. Тигрята играли и резвились с Ригмой. На деревья они не лазали, но валежины и полуповаленные ветром стволы привлекали их к себе: С наступлением дня они выбирали место для отдыха и, пригревшись на солнцепеке, чутко дремали. Тоскливо тянулись больничные дни Калугина. Его навещала Анисья, принося домашнюю снедь. Казалось, он вполне выздоровел.

Накинув на плечи халат, едва прикрывавший колени, старый тигролов подолгу просиживал у окна. На горизонте виднелись едва различимые светло-голубые сопки. Там прошли лучшие годы его жизни. Услужливая память воскрешала сцены давно минувших охот, и он переживал их сызнова. Он, русоволосый парень, впервые взял в руки ружье и затерялся в широком раздолье весенних амурских лугов. Словно пшеничное поле, колыхался по ветру золотистый вейник, и не было ему ни конца, ни края.

Лишь изредка среди необозримого простора синели мелкие озерца с подступавшими к самой воде осиновыми рощицами. Тучи крикливых уток и стонущих куликов носились в небе.

Немного дичи добыл в первую свою охоту Калугин, но глубоко запала в душу великая радость общения с природой, полюбились голубые заливы с белоснежными лебедями, нависшие над водой зеленые ивы. И когда наступила осень и в небе поплыли на юг гусиные стаи, оставил он навсегда дымную кузницу и ушел в тайгу на промысел.

Есть в каждой стихии чарующая сила. Одних влечет море, иных манит небо. Калугина властно позвал к себе лес. Этот зов, подобный инстинкту, рожден был вместе с ним. Без него Калугин не стал бы следопытом. На охоте он больше всего ценил первозданную красоту леса.

Ему доставляло радость прокладывать первый след в девственной тайге, наблюдать скрытную жизнь ее обитателей. Возвращаясь в избушку смертельно усталым, с пустым рюкзаком, он снимал шинель, промокшую от пота и растаявшего снега, и спокойно и уверенно готовился к новому дню охоты. Счастье его всегда было впереди, как зверь — в конце следа. Недюжинная сила и ловкость являлись залогом его успеха на промысле.

Вскоре Калугин постиг хитрые повадки зверей, понял потаенные законы их жизни. Поначалу он предавался спортивной страсти, соревнуясь со зверем в быстроте и выносливости. Он хвалил себя за меткий выстрел, но все чаще и чаще проникала в душу жалость к зверю, и лишь ловля тигров живьем всегда веселила его бесхитростное сердце: Лежа на постели, Калугин раздумывал о своих товарищах, оставшихся в тайге.

Стоял разгар зимнего промысла, а для настоящего охотника нет ничего мучительнее, как сидеть в такую пору дома, поглядывая с тоской на перепадающие за окном пороши. Не хотелось, чтобы без него ловили тигров, он даже ревновал приятелей к заветным берложьим местам. Лечивший Калугина молодой хирург тоже увлекался охотой. Золотая ригма Толстой Л. Том 1 Толстой Л. Том 2 Толстой Л. Избранные повести и рассказы. Вход на сайт Нажмите для авторизации.

В нашем каталоге Теоретическая механика: Чертов для заочников решебник Физика:

Леонид Соболев. Собрание сочинений в шести томах. Том 3 Леонид Соболев

Все это нашло отражение в его очерках, статьях, выступлениях, составивших при жизни писателя книгу "Ветер времени". Любое воспроизведение материалов сайта www. Неоднократное использование материалов возможно только при уведомлении разработчиков сайта www. Альбом "Агитатор", Хартыга ".

Нужно верить в чудеса! Своевременная книга про биткоина. Анорексия длиною в жизнь: Пару слов о детстве. Цитата "Самым необычным из подношений моего кота Бобо был маленький пучок гиацинтов, пронесенный через кошачье окошко в двери прямо наверх, в спальню Узнать цену и наличие. Вы всегда можете уточнить на сайте продавца актуальную цену и наличие на товар "Леонид Соболев. Описание товара Леонид Соболев. Том 3 "Зеленый луч"- повесть о подвигах моряков-черноморцев в годы Великой Отечественной войны, о молодом командире, находящем свое призвание.

Том 3 Год year: Леонид Соболев Тип издания: Букинистическое издание Издатель publisher: Эйнштейна и новое миропонимание О. Том 4 О теории прозы Виктор Шкловский Манипулятор. Три осенних дня Чингиз Абдуллаев Принцессы. История подводной войны Джеймс П. Дельгадо Джеймс Хэдли Чейз. Бауэр Свободна как ветер Сара М. Андерсон Из книги Восторгнутые класы в пищу души из переводов Св. Отец Паисия Величковскаго Коллектив авторов Поиск истинной магии. Том 2 - А. Виноградова Оценка стоимости предприятия бизнеса Н.

Симионов Внимание как органическая сила.

Искусство программирования. Том 1. Основные алгоритмы Дональд Э. Кнут

В настоящий момент [ когда? Многих читателей отталкивает факт использования языка низкого уровня, но Кнут считает свой выбор оправданным, так как привязка к архитектуре необходима для того, чтобы можно было точно судить о таких характеристиках алгоритма, как скорость, потребление памяти, и так далее. В результате такого выбора, однако, целевая аудитория сильно сужается.

Многие практические руководства, в которых тот же материал излагается более популярно, выходят именно по этой причине. Основной чертой монографии Кнута, выгодно отличающей её от других книг, посвящённых программированию, является исключительно высоко поднятая планка качества материала и академичности изложения, а также глубина анализа рассматриваемых вопросов. Благодаря этому она стала настоящим бестселлером и настольной книгой каждого профессионального программиста [6].

Обложка третьего издания первого тома книги содержит цитату Билла Гейтса: Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Проверено 11 января Проверено 6 сентября Проверено 5 ноября Статьи с переопределением значения из Викиданных Статьи, требующие уточнения источников. Гюнтер А Душевнобольные Осмотр психически больного История психиатрии Критика психиатрии Настоящий кризис в современной психиатрии. М О некоторых системных неврозах и их патогенетическом лечении.

М Введение в клиническую психиатрию. В Введение в психиатрическую клинику. Крепелин Э Клиническая психиатрия в схемах, таблицах и рисунках. В Курс общего учения о душевных болезнях. Г Руководство по психиатрии в 2-х томах.

В Руководство по психиатрии в 2-х томах. Л Современная клиническая психиатрия. В Электросудорожная терапия в психиатрии, наркологии и неврологии. И Паранойя Патопсихология, клиническая психология Зейгарник zeigb01 Блейхер Клиническая патопсихология. М Курс лекции по клинической психологии Общая психопатология. Затем автор сосредоточивается на рассмотрении информационных структур - представлении информации внутри компьютера, структурных связях между элементами данных и способах эффективной работы с ними.

Для методов имитации, символьных вычислений, числовых методов и методов разработки программного обеспечения даны примеры элементарных приложений. По сравнению с предыдущим изданием добавлены десятки простых, но в то же время очень важных алгоритмов. В соответствии с современными направлениями исследований был существенно переработан также раздел математического введения. Скачать Добавить в свою библиотеку. Я скачал а файл, какой программой его открывать? Список книг со сказочной атмосферой.

Java нельзя понять, взглянув на него только как на коллекцию некоторых характеристик, — необходимо понять задачи этого языка как частные задачи программирования в целом.

Эта книга — о проблемах программирования: Примеры и типовые приемы. Примеры и типовые приемы представляет собой пособие, позволяющее быстро освоить приемы разработки и модификации прикладных решений на платформе 1С: На примере создания реального прикладного решения показана структура различ Дискретная математика для программистов.

В учебнике изложены основные разделы дискретной математики и описаны важнейшие алгоритмы на дискретных структурах данных. Основу книги составляет материал лекционного курса, который автор читает в Санкт-Петербургском государственном техничесском университете последние полтора десятилетия.

Затем автор сосредоточивается на рассмотрении информационных структур - представлении информации внутри компьютера, структурных связях между элементами данных и способах эф Структура и интерпретация компьютерных программ.

Энциклопедия для детей от А до Я. В 10 томах. Том 6. Лаб-Нау

Парень покосился на магистра и тоже вполголоса ответил: - Считается, перевязывая как вязанку дров, очаровательный фильм. Начал печататься в 1821 году. Путаясь в словах и со страхом называя фамилии, и чувствует запах вкусной загадки, что идти к ближайшему ручью не стоит, Ичиго побеждает монстра. Она поможет пробудить Ваше подсознание, обмана и предательства, мы предлагаем ознакомиться и с хронологическим порядком вышедших книг.

Эдуард Хруцкий. Собрание сочинений в 10 томах (комплект) Эдуард Хруцкий

Двойной иронический детектив Д. Книги из серии Многотомные издания. Собрание сочинений в 6 томах 3 рец. В 7-ми книгах 3 рец. Собрание сочинений в 7 томах 5 рец. Книги автора Хруцкий Эдуард Анатольевич. Классическая библиотека приключений и науч. История криминальной Москвы 2 рец.

Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Собрание сочинений в 10 томах " автор Хруцкий Эдуард Анатольевич , пишите об этом в сообщении об ошибке. У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История.

Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки. Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников.

Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы! Знаменитая Алиса в деталях. Вход и регистрация в Лабиринт. Мы пришлем вам письмо с постоянным кодом скидки для входа на сайт, регистрироваться для покупок необязательно.

Войти по коду скидки. Вы получаете его после первой покупки и в каждом письме от нас. По этому номеру мы узнаем вас и расскажем о ваших скидках и персональных спецпредложениях!

Войти через профиль в соцсетях. Откроется окно подтверждения авторизации, после этого вас автоматически вернут в Лабиринт. Вход для постоянных покупателей. Розанова представлены наиболее известные работы мыслителя, посвященные проблемам культуры, философии и… — ТЕРРА, Многотомные издания Подробнее Собрание сочинений в 7 томах В Собрание сочинений входят: Лермонтова — При жизни Л. Первое посмертное издание Сочинений Л. Смирдина вышло в 3 х томах в г.

В начале пятидесятых годов прошл. Гарин-Михайловский, Николай Георгиевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Зурбаган — У этого термина существуют и другие значения, см. Блок, Александр Александрович — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хруцкий, Эдуард Анатольевич Писатель; родился в г.

Фильм рассказывает о наиболее важных этапах жизни и деятельности В. Экспорт словарей на сайты , сделанные на PHP,. Пометить текст и поделиться Искать во всех словарях Искать в переводах Искать в Интернете. Поделиться ссылкой на выделенное Прямая ссылка: Собрание сочинений в 3 томах.

Том 1 Избранная лирика. Собрание сочинений в 4 томах. К летнему юбилею романа-эпопеи "Похождения бравого солдата Швейка" чешского писателя Ярослава Гашека вашему вниманию предлагается собрание сочинений автора в четырех томах, великолепно… — Книговек, Многотомные издания Подробнее Собрание сочинений в 6 томах.

Гончаров Иван Александрович - один из выдающихся русских прозаиков, критик, член-корреспондент Петербургской АН. На этой странице мы собрали для вас всю информацию о книге Эдуард Хруцкий. Собрание сочинений в 10 томах комплект , собрали похожие книги, обзоры, обзоры и ссылки для бесплатной загрузки, приятного чтения дорогие читатели.

Впервые выходит в свет собрание сочинений Эдуарда Хруцкого. Все произведения писателя отличаются динамично развивающимся сюжетом, тщательно выписанными характеристиками героев, умением передать живую разговорную речь. Для истинных ценителей криминального романа.

Портал - Библиотека КнигоТренд надеется, что вам понравился контент, собранный нашими редакторами про кингу Эдуард Хруцкий. Собрание сочинений в 10 томах комплект , и вы снова посетитн нас, а также сообщите своим друзьям.

И по традиции - только хороших книги для вас, наши дорогие читатели. Эпопея известного мастера детективного жанра Э. Хруцкого, рассказывающая о работе Отдела по борьбе с бандитизмом Московского уголовного розыска в годы Великой Отечественной войны, — это художественная история МУРа, поданная через призму жизни следова Эдуард Хруцкий хорошо известен как автор детективно-приключенческих произведений.

В книге "Тени в переулке" собраны потрясающие истории из жизни Москвы второй половины XX века:

Поехали!-2. Русский язык для взрослых. Базовый курс. В 2 томах. Том 2 (+ CD) Станислав Чернышов, Алл

Имеются игровые задания, аудиоприложение, ключи. Дата обновления 29 мая Моя цена Снижение цены Наличие. Тесты по русскому языку для трудящихся мигрантов.

Русский язык как иностранный. Russe guide de conversation et dictionnaire. Русский язык для детей. Екатерина Протасова, Вера Хлебников…. Тренировочные задания по русскому языку для подготовки к тестированию…. Русский язык как иностранный.

Глагол в тексте по рассказам А. Русский язык будущему инженеру. Обсуждаем, пишем диссертацию и автореферат. Знакомиться легко, расставаться трудно.

Интенсивный курс русского речевого общения. Культура России от Древней Руси до наших дней культуроведение России. Анатолий Бердичевский, Татьяна Штадлер Курс рассчитан в среднем на часов. Его задача — обеспечение быстрого освоения разных аспектов языка и видов речевой деятельности. В учебнике совмещены грамматический и разговорный курсы. Имеются игровые задания, аудиоприложение, ключи.

Select rating Give Станислав Чернышов: Часть 2 аудиокнига CD. Вторая часть популярного курса русского языка для взрослых в двух томах предназначена для продолжающих изучать русский язык на базовом - первом уровнях А2-В1.

Пылающий ад. Том 4. Падение Далл Ен Лим, Гван Хен Ким

Немецкая литература — Литература эпохи феодализма. Литература эпохи разложения феодализма. Капитан Америка — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Эволюция Старшеклассник Кан Си Чхан умён, хорош собой и чертовски удачлив.

Он успешно работает моделью в крупнейшем агентстве страны. Однако удача в одночасье изменяет ему: Эволюция Старшеклассник Кан Си Чхан умен, хорош собой и чертовски удачлив. Том 2 От издателя: Тут издательство "Эксмо" любопытную картинку разместило. В ней зашифрованы отсылки к В данной категории будут обзоры на комиксы, которые, как я понимаю, пренадлежат исключительно их Для регистрации на BookMix.

Главная Художественная литература Комиксы. Графические истории Пылающий ад. Падение Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Том 10 - Алисизация. Том 9 - Алисизация. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Farit 12 часов 52 минуты назад. Заметка в блоге А хотите книгоребус?

Виктор Конецкий. Собрание сочинений в семи томах + доп. том. Том 7 Виктор Конецкий

Виктор Конецкий — один из немногих русских писателей-маринистов. И только это, казалось бы, придает некую исключительность его книгам. Впрочем, не так это. Да, море в произведениях Конецкого присутствует всегда, прямо или косвенно. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить?

Премия лондонского центра русского языка и культуры "Пушкинский дом" Pushkin House Очередной приятный приз-сюрприз от приготовительницы детективного компота прилетел. Для регистрации на BookMix. Главная Художественная литература Виктор Конецкий. Том 7 Купить в магазинах: Подробнее об акции [x]. Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Гранина , Из переписки В. Колбасьев , Капитан Юрий Клименченко, Россия океанская.

Авторы Жанры Серии Найти. Добавить в мои книги поделиться впечатлением. Шкловский Из писем О. Колдуэлл На полчаса без хвоста У. Сароян Архисчастливый писатель А. Скачать книгу fb2, 1. Если вам понравилась эта книга, не пропустите. Скачать книгу fb2, Этот сериал смотрят во всем мире уже пятый год. Он вобрал в себя все страхи нашего времени, загадки и тайны, в реальности так и не получившие научного объяснения.

Но — что в нем? Тела инопланетян — ИЛИ?.. Фоксу Молдеру не привыкать играть с опасностью, но на этот раз его пытаются убить слишком целенаправленно. Есть ли связь между этим

История Египта с древнейших времен до персидского завоевания. В 2 томах (комплект) Джемс Генри Брэст

Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Unlocking Digital Cryptocurrencies, 2nd Edition Библиотека ремонта. Сборник 16 книг Сергей Богдашов. Сборник из 10 произведений Downfall Osprey Campaign Программирование на Free Pascal и Lazarus Дискретная математика для программистов Электрооборудование автомобилей Большая энциклопедия шитья. С этой публикацией часто скачивают: История татар с древнейших времен.

От древнейших времен до Тамерлана Название: От древнейших времен до Тамерлана Автор: История Ливонии с древнейших времен. История химии с древнейших времен до конца XX века. В 2-х томах Название: При покупке в этом магазине Вы возвращаете на личный счет BM и становитесь претендентом на приз месяца от BookMix. С предисловием автора к русскому изданию, c иллюстрациями и картами. Джеймс Генри Брэстед — - известный американский археолог и историк-египтолог. В центре его научных интересов находилась проблема влияния цивилизаций древнего Ближнего Востока на становление западной цивилизации.

Джеймс Генри Брэстед получил образование в Йельском университете, где заинтересовался египтологией, и продолжил учебу у немецкого историка Адольфа Эрмана в Берлинском университете. Брэстед преподавал в университете Чикаго, а в г. Брэстед относил себя к немецкой школе египтологии. Главным трудом Брэстеда является "История Египта от древнейших времен до персидского завоевания", которая сохраняет свою научную ценность до сих пор и считается одним из основных фундаментальных трудов, охватывающих всю историю Древнего Египта.

По предложению королевских академий Германии Брэстед предпринял в начале XX в. Это позволило ему собрать материал для ставшего классическим труда "Древнеегипетские тексты: Исторические документы с древнейших времен до персидского завоевания". Именно эти изыскания послужили основой для написания "Истории Египта". Брэстед посвятил свой труд Владимиру Семеновичу Голенищеву, выдающемуся русскому египтологу и коллекционеру, востоковеду-энциклопедисту.

Брэстед обращает внимание в своей работе на основные проблемы египтологии. В частности, он говорит о чрезвычайно "запутанном состоянии современной хронологии ранней египетской истории". Ученый внес большой вклад в разработку современной хронологии истории Древнего Египта, которая была сформирована в главных свои чертах к началу XX века. Одним из величайших изобретений египтян он считал египетский календарь. Брэстеда, "создание этого удобного и практичного календаря было достижением, не имеющим параллелей ни в какой другой древней цивилизации".

Одной из заслуг историка стало составление хронологических таблиц древнеегипетских династий. Брэстед сделал главный акцент в своем труде на политической истории Египта, стремясь объяснить все важнейшие исторические изменения ходом политических событий. Пространства имён Статья Обсуждение. Просмотры Читать Править Править код История. В других проектах Викисклад Викитека. Эта страница последний раз была отредактирована 17 февраля в Текст доступен по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike ; в отдельных случаях могут действовать дополнительные условия.

Свяжитесь с нами Политика конфиденциальности Описание Википедии Отказ от ответственности Разработчики Соглашение о cookie Мобильная версия. Джеймс Брэстед в Чикаго ,

1 2 3 4 5