«Темная ночь» души. Исцеление от депрессии (комплект из 2 книг) Рудигер Дальке, Маргит Дальке

У нас вы можете скачать книгу «Темная ночь» души. Исцеление от депрессии (комплект из 2 книг) Рудигер Дальке, Маргит Дальке в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Исцеление от депрессии Религия и духовность. Депрессия излечима — и доказательством этого является книга, которую вы держите в руках. По мнению авторов, наряду с очевидными причинами депрессии — жизненные потери, невзгоды, беды — существуют причины более глубокие, уходящие корнями в подсознание.

Согласно исследованию Дальке, депрессия настигает человека тогда, когда он отказывается от своего высшего предназначения и сбивается с предначертанного ему пути. Увлекшись на путь более легкий или престижный, он живет не своей жизнью и, подсознательно понимая это, испытывает чувство бессмысленности и бесперспективности. Только ступив на свой истинный путь, человек сможет преодолеть депрессию. Парадокс этого заболевания заключается в том, что оно способно истощить человека, но оно же может сделать его сильнее.

О том, как победить жестокий недуг, извлечь из него урок и обрести новые силы, вы узнаете, прочитав эту книгу. Авторы предлагают множество способов, благодаря которым вы сможете вернуться к полноценной жизни — нужно лишь начать действовать! Исцеление от депрессии Автор: Скачать книгу в форматах: Исцеление от депрессии Маргит Дальке Рудигер Дальке Дорога исцеления Депрессия излечима — и доказательством этого является книга, которую вы держите в руках.

Фигура Вагнера растаяла где-то вдали. Он не Вагнер, уже нет, никакого Вагнера не существует, это все был обман. Так пусть Вагнер и умирает! Он, Клейн, будет жить. Вода лилась ему в рот, и он пил. Со всех сторон, через все органы чувств в него лилась вода, все растворялось. Его всасывали, его вдыхали в себя. Рядом с ним, вплотную к нему, сплотившись, как капли в воде, плыли другие люди, плыла Терезина, плыл старый певец, плыла его, Клейна, бывшая жена, плыли его отец, мать, сестра и тысячи, тысячи других людей, а также дома и картины, Венера Тициана и Страсбургский собор, все уплывало, тесно сплотившись, чудовищным потоком, гонимое необходимостью, все быстрей и неистовей — и навстречу этому чудовищному, неистовому, огромному потоку творений несся другой поток, чудовищный, неистовый, поток лиц, ног, животов, животных, цветов, мыслей, убийств, самоубийств, написанных книг, пролитых слез, густой, могучий поток, детские глаза, и черные кудри, и рыбьи головы, женщина с длинным застывшим ножом в кровавом животе, молодой человек, похожий на него самого, с полным священной страсти лицом, это был он сам, двадцатилетний, пропавший без вести тогдашний Клейн!

Как хорошо, что и это ему довелось узнать — что времени не существует! Он придумывает противоречия, он придумывает названия. Он называет одни вещи прекрасными, другие безобразными, одни — хорошими, другие — плохими. Одна часть жизни зовется любовью, другая — убийством. Вот до чего этот ум молод, безрассуден, смешон. Одна из его выдумок — время.

Хитрая выдумка, тонкое орудие, чтобы еще сильнее мучить себя, чтобы сделать мир многообразным и трудным! От всего, чего человек жаждет, он всегда отделен только временем, только этим временем, этой сумасшедшей выдумкой! Оно — одна из опор, один из мостов, которые надо прежде всего упразднить, если хочешь свободы. Не останавливался вселенский поток форм, вбираемый в себя Богом, и другой, встречный, выдыхаемый.

Клейн видел особей, которые сопротивлялись течению, отчаянно барахтались и навлекали на себя ужасные муки: Видел и других, легко и быстро, подобно ему самому, несшихся по течению в сладострастном восторге готовности и самоотдачи, блаженных, как он.

Из пения блаженных и из нескончаемого вопля злосчастных над обоими потоками выстраивался прозрачный свод, как бы купол из звуков, храм из музыки, посреди которого, в вечно кипящих волнах музыки вселенского хора, восседал Бог, яркая, невидимая из-за яркости сияющая звезда, воплощение света.

Герои и мыслители высовывались из потока, пророки, провозвестники. Другой заявлял, что стезя Бога ведет к борьбе и войне. Один называл его светом, другой — ночью, третий — отцом, четвертый — матерью. Один восхвалял его как покой, другой — как движение, как огонь, как холод, как судью, как утешителя, как творца, как ниспровергателя, как дарующего прощение, как мстителя. Сам Бог никак не называл себя. Каждому вольно было искать.

Каждому вольно было находить. Тут Клейн услышал свой собственный голос. Он громко пел новым, сильным, звонким, звучным голосом, громко и звучно пел хвалу Богу, величал Бога. Он пел, уносимый неистовым потоком, среди миллионов созданий, пророк и оракул. Громко звенела его песня, высоко поднимался свод звуков, и в этом своде восседал и сиял Бог.

Потоки, чудовищно клокоча, неслись дальше. Проделки богини, или Невесту заказывали? Не храните деньги в сейфе. Смерть под уровнем моря. Кровь, кремний и чужие. Наказание по закону гор. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Исцеление от депрессии ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше? Перейти на страницу книги. Сабину и Доминику я благодарю за то, что они задали мне внешние рамки написания книги. Как — не спрашивайте вы. Жду я тебя у окна.

Унеси на крыльях меня! Закрой мои страстные очи Крылами своими большими, Унеси меня вверх, к небесам, В новое время, к новому миру. Смеяться буду, петь, кричать: Лети ко мне, я жду тебя. Прижми холодный клюв К ране моей и унеси Меня подальше отсюда.

Нас не услышит медсестра, Соседи крепко спят, Бесшумно ты влетишь сюда И унесешь меня. И вот ты здесь! О боже, как красива ты, Скорее, в путь пора! Прощайте, родичи мои, Любимая жена, Прощай и мама, и сестра! Для печали нет причины! Я буду петь, смеяться и кричать, Все постигнув моментально, Стану счастлив я опять! Все постигнув моментально, Стану счастлив я опять! Я петь, смеяться буду я, Я наконец-то счастлив стану! Солнце никогда не смеется Йонасу, И если смеется, то только над ним.

Его ангел-хранитель показывает ему язык, А счастливая звезда, кружащаяся над Йонасом, — Это метеор, с шипением падающий в море. Подобно серой стене, камень к камню Высятся бледные дни в ночной тишине. Печаль бессмысленных, пустых часов Заключена в душе. Сны плывут и утекают, Как ночные привиденья. Тщетно пытаемся мы собрать Цветные осколки в оправу.

И в тенях этих дней бесцветных мы живем, Не умирая. Как в темных коридорах, Запутавшись в себе, Повешен на веревке — Мой труп висит в петле. Я мчусь по коридорам Тюрьмы живой своей: Там плачет он и скалится — Он хочет прочь скорей. И вот — последние ступени, И вот — последний бой. Охранник слышит крики, Зовет мой крик с собой.

И через глаз-окно бегу В спокойствие ночи; Там ждут меня два духа: Дрожь, смех идут от них. Плачь снова, если ты этого хочешь, Не отказывайся от сомнений, Позволь себе быть трусливым, Саботируй в себе героя, Окунайся иногда в дым страха — Тебе же всегда не хватало пропасти.

Вокруг лишь только Фальшивые симпатии. Это система — система, приносящая доход. Она хочет иметь тебя, несамостоятельного и удобного. И молоко, которым нас вскармливают, Не экономят ни на тебе, ни на мне, ни на ком-либо другом.

Поэтому я плачу, когда хочу плакать, — Это сбивает их с толку. В эпоху работы на результат Я оставляю себе время на раздумье. Моя одежда соткана из дыма страха.

Если кто-то сегодня не может больше лгать, Это считается грехом. Слишком поздно повстречались На тернистом жизненном пути. Нас слишком далеко занесло Неудержимое колесо жизни. Слишком поздно твои бездонные глаза Магнитом меня притянули, И даже под их теплыми лучами Не растаяло ледяное сердце. Меня охватывает грусть — Она как отзвук древних дней, Как тревожная, безымянная ностальгия, Как безнадежная горечь.

Была когда-то я богата, Бездонным казалось богатство мое. Но легкомыслие все промотало — Сердце стало пустой могилой. О, отпусти меня, Позволь мне Не видеть честных глаз твоих. Счастье больше не принадлежит только мне. Я не хочу смотреть в твои глаза! Мне не надо любви, Мне не надо вина; От любви мне так тошно, От вина меня рвет. Любовь отравляет, Любовь жестока; Вино фальшиво, — На постыдные дела Двигает нас оно.

Еще фальшивее вина Бывает чаще тело наше: Люди целуются фальшиво, И чувствуют себя ворами. Как же темен этот загнивший город, наполненный церквями и кладбищами… Ваш преданный Георг Тракль. Меланхолия, ты постоянно возвращаешься, О, кротость одинокой души… До конца истлел золотой день. Смиренно склоняется под болью Терпеливо звучащее благозвучие слов И мягкого сумасшествия.

Склоняясь под осенними звездами, Все ниже с годами моя голова. Темный след в осеннем саду Оставляет блестящая луна, В мерзнущей стене тонет Огромная ночь. О, ужасный час грусти.

Серебром мерцают в сумерках комнаты Огни одиночества. Умирает, потому что мысли его черны, Пьян от вина и от благозвучия ночного, Склоняет он окаменевшую голову над прошлым. И неотступно преследует ухо Нежная песня дрозда в орешнике. Сумеречный час перебирания четок. Кто ты, одинокая флейта, Замерзшая, главу склонившая над тьмой времен. Как Орфей, играю я на струнах жизни и смерти. И в красоте земли, в твоих глазах, отражающих небо, Я вижу только тьму. Не забудь, что даже ты, внезапно, Ранним утром, когда твое ложе Было еще влажным от росы и гвоздика Спала на твоем сердце, Видел черную реку, текшую мимо тебя.

Струна молчания, натянутая на волну океана крови — Ухватила я мелодию сердца твоего. Твой локон превращен был В темный волос ночной, Черные снежинки тьмы Запорошили лик твой. Я больше не принадлежу тебе, И вместе сетуем теперь. Но, как Орфей, я знаю, Что на струне смерти — жизнь. И голубеет для меня твой навсегда закрытый глаз. Смотрю на деревья и не вижу деревьев.

На стволах не осталось листьев, Не сорванных ветром. Фрукты сладки, но нет в них любви. Убегает лес от глаз моих, Не поют птицы для ушей моих, Не могу прилечь я на поляне. Я сыта и голодна одновременно. В городе сегодня празднество, зажгут огни. Может, мне сходить туда и быть вместе с людьми? Но ни в одном пути не нахожу я удовлетворенья. Я свисаю, как снег с ветвей В весенней долине, Как холодный ручей, Движусь я на ветру.

Я падаю в цветы, как капля, В которой гниют они, Как в болоте. Я постоянно в размышлении о смерти. Я в полете, потому что не могу идти спокойно По зданиям, от неба отделенным, Мечу я стрелы вкруг себя и строю стены. И ночью я не сплю, шумя, как звук прибоя, Вхожу я в устья водопадов, И с гор толкаю я лавины. Я дитя мирского страха, Висящее в мире и радости. Я как удар колокола, Я как коса на зрелой пашне. Я постоянно думаю о смерти. Исцеление души от негативных эмоций. Деньги и духовность без Тайная сила внутри вас.

Семь способов обрести финансовое, духовное и семейн Депрессия без правил Автор: Отвечайте миру так, как вы хотите Автор: В поисках любви Автор: Шокирующая правда о воде и соли Автор: Возвращаясь из дальнего и очень непростого похода, Мишка Лисовин, конечно, понимал, что….

Маша — странная девушка с особенным отношением к жизни и людям: Ася Разумовская жила обычной жизнью, училась на ветеринара, по утрам бегала в парке.

Настя не умеет притворяться — живет так, как подсказывает ей сердце. Последние отступающие ледники, первые легендарные империи,…. Диана — певица, покорившая своим голосом миллионы людей. Она красива, талантлива и…. Серия дерзких ограблений озадачила уголовный розыск. Ловкий грабитель проникает в офисы,…. С выставки новейшего вооружения похищен уникальный прибор для борьбы с беспилотниками. Однажды в квартиру Софии ворвался ее бывший возлюбленный, украл их общую дочь Гортензию и….

Капитан Николай Астахов был в ярости — неужели в их городе появился серийный убийца? Всякое действие имеет противодействие, в правоте этого закона в полной мере убедился…. Отступающие фашисты спешно готовят к вывозу в Германию уникальную…. Впервые в жизни бандитское чутье подвело Прохора Кожухова. Кейси Картер всегда следовала правилам, пока случайная ошибка не испортила ее репутацию…. Бросив вызов сильным мира сего, Тимур рискует всем: Три сценария Апокалипсиса от Дж.

Эвелин Бейн мыслит как преступники.