Новые данные к истории Охридской архиепископии XVI, XVII и XVIII вв. И.С. Пальмов

Дата и место рождения. Где храм, епархия и когда принял таинство Крещения. ФИО, место работы и профессия родителей. Отметить наличие полного среднего образования, среднего профессионального или высшего образования.

Указать данные о работе организация, профессия, период если имеются. Указать подробные сведения о прохождении церковного послушания храм, епархия, в качестве кого нёс послушание, какой период до поступления в Духовную школу.

Соблюдение церковных постов и регулярность причащения Святых Христовых Тайн. Каково осознанное понимание поступающего важности церковного служения? Мотивационное отношение и искренность намерения абитуриента в будущем нести послушание на благо Русской Православной Церкви? Описание характера абитуриента, его основные достоинства и качества. Каков интеллектуальный потенциал и способности абитуриента. Подходы абитуриента к учёбе мотивация, логика, ответственность.

Данные об индивидуальных достижениях. Заключение приходского священника духовника о выдаче абитуриенту рекомендательного письма для поступления в Санкт-Петербургскую Духовную Академию. Объём рекомендательного письма может составлять одну страницу А4, ым или ым шрифтом. С уважением, Приемная комиссия Духовной Академии Я гражданин Украины и понимаю, что поступаю по обычным правилам, как и гражданин РФ.

Хотелось уточнить отдельно про справку об отсутствии судимости. У нас в Украине как такового не существует. Как этот полис оформляется и в какие сроки?

И обязательно ли его сдавать при поступлении или можно предоставить при зачислении? Сдача документов происходит до 7 июля. При сдаче документов в электронном виде, можно ли подтверждать их во время вступительных экзаменов, то есть после 7 июля? Или обязательно до 7-го? Вступительные экзамены проходят с 10 по 14 июля.

Заселение в здание Академии происходит 9 июля? Поступающим на обучение в Санкт-Петербургскую Духовную Академию справку об отсутствии судимости предоставлять не требуется подробный перечень документов размещен на сайте http: Сроки приема документов для поступления на обучение по образовательным программам бакалавриата богословско-пастырского факультета Санкт-Петербургской Духовной Академии в году установлены с 20 июня по 7 июля.

Пола Хокинс Девушка в поезде средняя цена руб. Репин Экзаменационные билеты для приема теоретических экзаменов на право управления транспортными средствами категорий "А" и "В" с комментариями средняя цена Грегори Дэвид Робертс Шантарам комплект из 2 книг средняя цена Учёба началась, настала горячая пора.

Вашим детям что-то даётся тяжело? Не хватает концентрации или каких-то навыков, чтобы успешно учиться? Или вы сами ещё дети, чувствуете, что что-то идёт не так, но боитесь признаться родителям или учителям? Не отчаивайтесь, посмотрите на книги из нашей подборки. Прочтение одной или нескольких из них способно се Что читать в школе, кроме учебников Уже успели приуныть от того, что в ближайшие месяцы придётся штудировать исключительно скучные учебники и методические пособия?

Материалы по истории г. Острогожска Л.Б. Вейнберг

It syncs automatically with your account and allows you to read online or offline wherever you are. Please follow the detailed Help center instructions to transfer the files to supported eReaders. Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач. Пол Каланити — талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем.

Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому.

Диагноз — рак легких, четвертая стадия — вмиг перечеркнул всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом?

Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни — он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории.

Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское.

Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе: При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии. Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак "доллар": Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку " " перед словом или перед выражением в скобках.

В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов. В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден. Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе. Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки.

Это позволяет управлять булевой логикой запроса. Например, нужно составить запрос: Например, для того, чтобы найти документы со словами исследование и разработка в пределах 2 слов, используйте следующий запрос: Чем выше уровень, тем более релевантно данное выражение. Например, в данном выражении слово "исследование" в четыре раза релевантнее слова "разработка":

История политических и правовых учений С. А. Рубаник

Эпоха от пришествия ариев до образо-. Веды это древние ритуальные книги ариев. Ведийская Индия представляла собой арену напряженной борьбы арийских племен между собой и с коренным населением, в результате которой постепенно разрушалось социальное единство племени и нарастало имущественное неравенство. К концу I тыс. Общество древних индусов разделилось на четыре замкнутых сословия варны: Впоследствии в рамках варн возникли более мелкие, но столь же замкнутые группы касты джати и подкасты.

К различным кастам относились этнические, профессиональны группы, религиозные общины и секты и т. Численность каст в различные периоды достигала нескольких сотен. И только по Конституции независимой Индии, вступившей в силу в г.

Согласно ведическому преданию, варны произошли из тела космического великана Пуруши. Из его уст родился брахман, из рук кшатрий, из бедер вайшья, а из ступней шудра.

Члены первых трех варн считались полноправными общинниками. У них в подчинении находились шудры. Господствующее положение занимали варны брахманов и кшатриев, сосредоточившие в своих руках духовную и светскую власть. Мужчины первых трех варн проходили специальный обряд посвящения, после чего признавались дваждырожденными или возрожденными. Шудры посвящения были лишены, а потому признавались однорожденными. Женщины всех варн к посвящению не допускались.

Принадлежность к варне определялась рождением и наследовалась. Каждая варна это замкнутая группа людей, занимающая строго определенное место в обществе. Переход из одной варны в другую запрещен под страхом смерти. Этот переход возможен только после смерти Дхарма это общее определение нормы поведения, включающее весь круг обязанностей и ответственности человека.

Дхарма это не только право, закон, но вместе с тем мораль, ритуал, знание Вед, правила гигиены, образ жизни. Дхарма это кодекс поведения человека, определяемый его общественным положением. В это понятие включались все социальные нормы и знания о правилах поведения человека в обществе в соответствии с его социальным положением, профессией и возрастом. Рита всемогущий космический закон, управляющий не только делами конкретного человека, общества, но и целой вселенной.

Рита это закон законов, распространяющийся даже на богов. Нарушение этого закона влечет за собой санкцию космического порядка, карается высшей волей вселенной, которой подчинены божественная воля, боги и воля людей 1.

Впоследствии индийские религиозные системы кроме идеи высшего вселенского закона риты и более частного закона дхармы дополнились законом кармы.

Карма совокупность добрых и злых дел, совершенных человеком в предшествующих существованиях и определяющих его последующую судьбу. Признавалось, что безнравственные и неправомерные поступки в одной жизни души могут повлечь за собой несчастье в последующей жизни, и наоборот, благородные, достойные души будут вознаграждены в следующей жизни и переселятся в тела представителей высших варн.

Ведущими направлениями политико-правовой идеологии Древней Индии в середине I тыс. Эти расхождения произошли на почве толкования мифов и правил поведения, которые освящались религией. Наиболее острые разногласия между ними были связаны с трактовкой правил для варн.

Идеология брахманизма была направлена на обоснование справедливости варново-кастового строя, утверждение верховенства родовой знати и оправдание подневольного положения низших каст. Социально-политические идеи брахманизма отражены в многочисленных законоведческих и политических трактатах.

Принуждение определялось как главный метод осуществления власти. Смысл государственного управления сводился к эффективному поддержанию установленного богами порядка с помощью умелого использования наказания. Принуждение и наказание применялись к тем, кто не желал или не был способен следовать законам риты или дхармы.

Это слово многозначно, в разных контекстах оно переводится как наказание, война, войско, армия, посох, жезл, кнут, розга, кол, столб, к которому привязывают преступника. Считалось, что мало найдется людей, следующих рите и дхарме из добродетели, по убеждению, большинство делает это только из страха наказания.

Данда одно из древнейших свидетельств осмысления насильственной природы власти Мартышин О. В идеологии брахманизма были разработаны подробные правила жизни для представителей различных варн, а также для низших сословий. Для иноземцев и племен, не знавших деления на варны, рабство признавалось естественным явлением.

Брахманам предписывалось изучение Вед, руководство народом и обучение его религии. Брахманы признавались владыками всех существ, им отводилось особое место на земле: Статус брахмана понимался как высокий и труднодостижимый, а также требующий больших усилий и способностей.

Брахман не должен прибегать к насилию и принуждению. Брахман должен всегда бояться почета, как яда, и желать презрения, как амриты легендарного напитка, дающего бессмертие 3. Кшатриям полагалось заниматься военным делом и управлением государством, но под руководством жрецов. Исключительной привилегией двух высших варн являлось управление государственными и общественными делами, следующие за ними варны должны были выполнять другие задачи, необходимые для существования общества и государства.

Вайшьи должны были обрабатывать землю, пасти скот и торговать. Древний мир и Средние века. Норма, С Законы Ману. Существовала и цветовая символика варн: При этом желтый цвет интерпретировался как смешение первых двух, а черный символизировал темноту 2. Одним из краеугольных положений религии брахманизма был догмат о перевоплощении душ. Если человек провел праведную жизнь выполнял предписания дхармы , то после смерти его душа возродится в человеке более высокого общественного положения или в небожителе.

Если не праведную, то душа человека будет блуждать по телам людей низкого происхождения или даже животных и растений. Правители чаще всего были из кшатриев, а потому должны были править под руководством жрецов.

Царь должен строго следовать предписаниям своей дхармы. Государь должен быть справедливым, мудрым, он должен почитать брахманов, содействующих обожествлению существующего строя.

Считалось, что именно брахманы являются посредниками между богатыми кшатриями и богами. Правление государя могло быть успешным только в том случае, если он не нарушал привилегий жрецов-брахманов. В учебнике изложены основные политические и правовые учения Древнего мира, Средневековья, Нового и Новейшего времени в полном соответствии с программой и методическими требованиями, предъявляемыми к вузовским.

Изложены основные политические и правовые теории Древнего мира, Средних веков, Возрождения, Нового и Новейшего времени, дан анализ представлений о власти, политике, праве в восточной, европейской, американской. В учебнике, подготовленном кафедрой теории государства и права Московской государственной юридической академии, дан анализ основных направлений политической и правовой мысли от древности до наших дней.

Вопросы для подготовки к кандидатскому экзамену по специальности Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве 1. Теория права и государства 1. Современные подходы к пониманию. Аннотация курса истории политических и правовых учений История политических и правовых учений является историко-правовой наукой и одновременно учебной дисциплиной.

Лист 1 из 6 Лист 2 из 6 Содержание заданий в составе оценочных средств контроля: История политических учений как учебная дисциплина. Западная и Восточная традиция в истолковании.

Идейные истоки политической науки Политология 1. Политическая мысль Античности 2. Политические идеи Средневековья и эпохи Возрождения 3. Политические концепции Нового времени 4. Предмет и метод истории политических и правовых учений. Предмет истории политических и правовых учений. История политических и правовых учений изучает: В нем сконцентрирован политико-правовой опыт прошлых поколений,. Учения об обществе и человеке Эмоциональное, художественное понимание мира Мифы Функции: История политических и правовых учений Содержание дисциплины 1 модуль Тема 1.

Аничкин января г. Перечень вопросов для вступительного экзамена в аспирантуру по направлению подготовки Периодизация истории Древнего Египта В. Планируемые результаты обучения по дисциплине Цель изучения дисциплины формирование у обучающихся правового мышления и высокого уровня. История правовых учений 2. Конфуций и его патриархально-патерналистская концепция государства.

Методические рекомендации по выполнению самостоятельной работы Требования к докладам по политологии 1. Тема доклада выбирается из списка, предложенного преподавателем.

Если студент хочет предложить собственную. История становления политической мысли 1. Министерство образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им. Демидова Кафедра теории и истории государства и права История политических и правовых учений Методические. Закономерности и особенности развития русской. Аннотация рабочей программы дисциплины Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Цели освоения дисциплины.

I триместр Всего недель. Всего часов 22 4. Государство и право Древнего Востока Тема 1. Государство и право Древнего Египта Периодизация истории древнеегипетского государства: Фонд оценочных средств для проведения промежуточной аттестации обучающихся по дисциплине модулю: Кафедра Кафедра философии, политологии и права 2. Министерство образования и науки Российской Федерации Новосибирский юридический институт филиал национального исследовательского Томского государственного университета Учебно-методический комплекс дисциплины.

Ибрагимова 2 курс Сургутского Государственного Университета г. Сургут, Российская Федерация Научный руководитель к. В структуру цивилизации входит следующий элемент: Методологические основы научного понимания государства и права Понятие. В учебном пособии доктора педагогических наук, профессора А.

Джуринского представлена история школы и педагогики первобытной эпохи и Древнего мира, Средневековья, Нового и Новейшего времени. Раскрыть смысл понятия гражданство и как связаны права и обязанности. Муромцев Сергей Андреевич А 79 История государства.

Аннотация программы учебной дисциплины ОУД. Департамент образования Ивановской области Областное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение j Тейковский индустриальный колледж имени Героя Советского Союза А. Предпосылки возникновения государства и права. Министерство образования и науки Российской Федерации Бузулукский гуманитарно-технологический институт филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального.

Право это сложное конкретно-историческое. Предлагаемая работа известных российских ученых историков права впервые в историко-правовой науке наиболее полно отражает богатейшую палитру политико-правовых взглядов русских мыслителей от Илариона до. Часть А А1-А30 Задания А1-А25 Выберите среди предложенных ответов свой единственный и заштрихуйте соответствующий ему овал в бланке ответов на пересечении номера вопроса и номера ответа.

Второй свой труд Конт посвятил основам политики и религии будущего.. Взгляды Конта на науку отвечали господствовавшему в естествознании. ОК-1 осознание социальной значимости своей будущей профессии, проявление. Начинать показ со страницы:. Download "История политических и правовых учений". Мария Корсак 1 лет назад Просмотров: В учебнике изложены основные политические и правовые учения Древнего мира, Средневековья, Нового и Новейшего времени в полном соответствии с В учебнике изложены основные политические и правовые учения Древнего мира, Средневековья, Нового и Новейшего времени в полном соответствии с программой и методическими требованиями, предъявляемыми к вузовским Подробнее.

Изложены основные политические и правовые теории Древнего мира, Средних веков, Возрождения, Нового и Новейшего времени, дан анализ представлений о Изложены основные политические и правовые теории Древнего мира, Средних веков, Возрождения, Нового и Новейшего времени, дан анализ представлений о власти, политике, праве в восточной, европейской, американской Подробнее.

В учебнике, подготовленном кафедрой теории государства и права Московской государственной юридической академии, дан анализ основных направлений В учебнике, подготовленном кафедрой теории государства и права Московской государственной юридической академии, дан анализ основных направлений политической и правовой мысли от древности до наших дней Подробнее.

Вопросы для подготовки к кандидатскому экзамену по специальности Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Вопросы для подготовки к кандидатскому экзамену по специальности Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве 1.

Современные подходы к пониманию Подробнее. Щербакова Программа одобрена Подробнее. Аннотация курса истории политических и правовых учений Аннотация курса истории политических и правовых учений История политических и правовых учений является историко-правовой наукой и одновременно учебной дисциплиной.

История политических и правовых учений Подробнее. Лист 1 из 6 Лист 1 из 6 Лист 2 из 6 Содержание заданий в составе оценочных средств контроля: Западная и Восточная традиция в истолковании Подробнее. Идейные истоки политической науки. Select rating Give Прудников М.: Учебник подготовлен в соответствии с государственным образовательным стандартом. Теория государства и права. Учебник для академического бакалавриата.

Select rating Give Лазарев В.: В учебнике освещаются следующие вопросы: История государства и права России. Select rating Give Рубаник В.: История государства и права зарубежных стран Исаев. Select rating Give Исаев М.: Представлен фундаментальный курс истории государства и права зарубежных стран, в котором учтены новейшие научные достижения. История отечественного государства и права.

Select rating Give Рассолов М.: Select rating Give Новицкий И.:

Все сказочные истории про Чебурашку Э. Успенский

Все отзывы и рецензии 7. Ёжик в гостях у Клюкв 2 рец. Сказки японских островов 9 рец. Книги из серии Вся детская классика. Все истории в одной книге 5 рец. Пираты Кошмарского моря 12 рец. Книги автора Успенский Эдуард Николаевич. Вера и Анфиса продолжаются 22 рец. Все самое лучшее у автора. Читаем сами без мамы. Если вы обнаружили ошибку в описании книги " Все сказочные истории про Чебурашку " автор Успенский Эдуард Николаевич , пишите об этом в сообщении об ошибке.

У вас пока нет сообщений! Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книги для родителей Коллекционирование Красота. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Педагогика Психология Публицистика Развлечения. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Универсальные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Экология География Все предметы. Классы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Для дошкольников. Каталог журналов Новое в мире толстых литературных журналов. Скидки и подарки Акции Бонус за рецензию. Лабиринт — всем Партнерство Благотворительность. Платим за полезные отзывы!

Знаменитая Алиса в деталях. Вход и регистрация в Лабиринт. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии.

Приятно окунуться в "золотое время", где обитают счастливые люди со своими мелочными и пустяковыми, но кажущимися им огромными неурядицами. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. Что ни говори, а все-таки есть некая изюминка, которая выделяет данный masterpiece среди множества подобного рода и жанра.

На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю.

Пожалуйста, разрешите JavaScript чтобы отправить эту форму. Читать онлайн Моя оценка: Содержание страницы Информация об авторе Фото из книги Отзывы о книге из интернета Читать онлайн бесплатно, скачать бесплатно. Конечно, самое главное событие в жизни крокодила Гены и Чебурашки - это их знакомство. Но потом с ними случилось столько всяких историй! Они спасали речку от чернильной фабрики, воевали с браконьерами и жуликами, Гена служил в армии, а Чебурашка лежал в больнице Словом, вся жизнь Гены и Чебурашки описана в этой толстой книге.

А может быть, скоро появятся новые истории? Для младшего школьного возраста. ISBN уникальный код книги: На этой странице представлена подробная информация о книге "Все сказочные истории про Чебурашку". Например, здесь вы сможете найти:.

Подкупает содержанием,небольшим размером и очень хорошим оформлением. Во-первых, за такие деньги она включает в себя достаточно много сказочных историй: Прилагаю несколько фото иллюстрации и содержание для ознакомления. В книге нет жёлтых пятен, - это просто такое освещение.

Очерки по истории чешского возрождения В.А. Францев

Муж-иностранец, красивая жизнь, сто Вот и до меня дошла книжечка с Букмиксораздачи, книга, которой я безумная рада и почитать которую Для регистрации на BookMix. Главная Образование и наука История Очерки по истории чешского возрождения Купить по лучшей цене: Подробнее об акции [x].

Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Александр Невский и история России. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Францев можно приобрести или скачать: Интересная рецензия Долой Кинга, даешь отечественную фантастику! Lapy 1 день 9 часов 36 минут назад. В контактах с русской колонией в Праге Францев уклонялся от политических проблем, и если выступал в публичных мероприятиях, то только с лекциями на темы профессионального плана.

Несмотря на полную адаптацию к чешской среде, Францев активно участвовал в организации научной жизни русской эмиграции. Он представлял русскую эмиграцию на международных съездах и других форумах, публиковал статьи и другие сочинения в эмигрантских изданиях. Францев был избран членом правления съезда и товарищем председателя. Францев прочитал доклад и был избран в состав правления съезда. Третий съезд русских академических организаций проходил с 25 сентября по 2 октября года также в Праге.

Номинировал на Нобелевскую премию по литературе в г. Краснова и в гг. С года В. Францев был членом Славянского института , где активно работал вместе с другими учеными над изданием документов о славянских связях.

В году он ушёл на пенсию, но продолжал работать в Славянском институте, перестав его посещать лишь после того, как Чехословакия была оккупирована немцами, которые взяли институт под свой контроль.

Похоронен на Ольшанском кладбище Праги. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Францев. Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Статьи с переопределением значения из Викиданных Википедия: Статьи об учёных без портретов Википедия:

Английский с А. Конан Дойлем. Пиратские истории / Arthur Conan Doyle: Tales of Pirates

В этот момент другой француз, и в Венецию, на закате жизни, конечно, нам не удалось понять смысл вопроса. Фантастика, то в панели уведомлений появляется значок микрофон…. Но дело в том, поклонников страйкбола, очень интересно, что сплю сутки, вызывавшей зависть многих.

Лиана Здравствуйте,скажите пожалуйста,как сделать что бы файлы сохранялись на карту памяти. Хотя похоже на проблему с железом.

История русской литературы первой трети XIX века. Учебник и практикум. В 2 частях. Часть 1 В. Н. Ано

В центре внимания авторов ведущих современных специалистов-литературоведов личности писателей-классиков, своеобразие социально-исторических, религиозных, эстетических позиций, гениальность творческих свершений.

Осуществляется ценностный подход к литературе. В методическом аппарате учебника задания для самостоятельной работы студентов, обширные библиографические списки, а также синхронистические таблицы, которые будут содействовать развитию исследовательской инициативы студентов.

Расширенный поиск Поиск по дисциплинам. Вход в личный кабинет Регистрация Версия для слабовидящих. ЧАСТЬ 1 2-е изд. Учебник и практикум для академического бакалавриата Научная школа: Осуществляется ценностный подход к литературе.

В методическом аппарате учебника задания для самостоятельной работы студентов, обширные библиографические списки, а также синхронистические таблицы, которые будут содействовать развитию исследовательской инициативы студентов. A vid R eaders. Добавить Читаю Хочу прочитать Прочитал. Русская литература первой трети XIX века в 2 ч.

Часть 1 3-е изд. О книге "Русская литература первой трети XIX века в 2 ч. Осуществляется ценностный подход к литературе. В методическом аппарате учебника — задания для самостоятельной работы студентов, обширные библиографические списки, а также синхронистические таблицы, которые будут содействовать развитию исследовательской инициативы студентов.

Соответствует актуальным требованиям ФГОС высшего образования. Для студентов филологических факультетов высших учебных заведений. Егор, Красноярск , Приходилось иметь дело со многими сайтами, нередко случались сбои в получении текстов: Приходилось тратить много времени и оставался неприятный осадок от работы ресурсов.

На данном сайте скачивание не составило труда: Часть 1" оказалась в моем компьютере совершенно бесплатно. Василиса, Казань , Кто-то спец литературу скачивал у вас. Подзабыла вскоре об этом, пока не решила чего-нибудь в поездку не скачать.

История Древнего Рима В. И. Кузищин, И. Л. Маяк, И. А. Гвоздева, Г. Г. Ершова

Ершова ", а также обширная библиография. Учебник иллюстрирован и снабжен картами. Для исследователей и специалистов, занимающихся изучением истории античности, истории Древнего Рима, различных аспектов религиоведения, философии. Для преподавателей, воспитанников и студентов духовных учебных заведений учебный предмет "Всеобщая Презентация книги Алены Поповой "Мама 3.

Открыта регистрация на образовательный курс "Книжные маркетинговые стратегии". В году Международная книжная выставка-ярмарка "Зеленая волна" отмечает юбилей — двадцатилетие! Каждый день новый рейтинг. Всего подписчиков - Бизнес-книги от женщин для женщин. Пятерка жизненно необходимых книг для стартаперов.

ТОП книг для HR-менеджера. Новинки современной украинской поэзии. ТОП-5 сборников современной украинской поэзии. Самые дорогие книги мира. Лучшие книги о вампирах. Обзор популярных книг жанра фэнтези. Самые лучшие книги о любви. Предложений от участников по этой книге пока нет. Хотите обменяться, взять почитать или подарить? Для регистрации на BookMix. Подробнее об акции [x].

Я читал эту книгу. Рецензии Отзывы Цитаты Где купить. Зарегистрируйтесь, чтобы получать персональные рекомендации. Ершова можно приобрести или скачать: Lapy 1 день 1 час 34 минуты назад. Обсуждение в группах 21 - 27 мая года 21 мая, понедельник Всем привет! Такое впечатление, что уже началась пора отпусков: Polukrovka 2 дня 7 часов 17 минут назад. GraFiKa 1 день 11 часов 2 минуты назад.

Опыт исторического обзора главных систем философии истории М.М. Стасюлевич

Философия привносит субъективный момент в интерпретацию прошедших филологический отбор текстов. На философском этапе анализу подвергается прежде всего личность автора текста. Итак, источниковедческую базу историографии Стасюлевич ограничивал только текстами, т. Отсюда вытекали две особенности его теоретико-методологического подхода: Издание и комментирование текстов должно предшествовать исследовательской работе. В этом отношении история древнего мира, прежде всего Греции и Рима, является более разработанной, поэтому только для ее изучения существуют все необходимые условия.

Исследование античной истории в полной мере началось лишь с Нибура. По иному обстоит дело с историей Нового времени, в которое рецензент включал и средние века. Перед учеными, таким образом, стоит, в качестве первоочередной, задача источниковедческой разработки средневековой и нововременной истории.

Ближайшей же целью является издание исторических памятников, которые следует сделать максимально доступными. Стасюлевич высоко оценивал значение Т. Грановского в истории отечественной науки. Фигура и взгляды Т. Грановского оказались знаковыми для своего времени. По словам Стасюлевича, Т. Грановский интересен не только как предмет историографической рефлексии; оценка его учения важна для философско-исторического самоопределения Стасюлевича и его эпохи. Грановский заложил в России основы исторической науки, отстоял научность историографии.

История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. До х годов историческая наука, наряду с прочими науками, была у нас, так сказать, колониальным продуктом, доступным только для тех немногих, которые имели средства жить западною литературою, но масса общества оставалась чуждою научной жизни… В конце х гг. Грановского, сделавшем историю наукой, а последнюю — общественным достоянием.

Затем наступила пора рефлексии и философского осмысления истории как науки и ее общественной роли. Рецензия Стасюлевича не осталась без внимания, правда, ему ответил не сам Т. Грановский, а его ученики и коллеги по Московскому университету.

Автором одного из них был И. Бабст, другая была подписана инициалом N. Леонтьев сам признавался, что взяться за разбор магистерского рассуждения Стасюлевича его побудила критика последним Т. Наибольшее раздражение рецензента вызвали именно теоретические размышления Стасюлевича, поэтому он решил громить противника его же оружием: Критик признавал, что многие теоретические положения, высказанные Стасюле Там же.

Петербургского Университета для получения степени магистра Всеобщей Истории. К ним он относил утверждение, что становление и развитие науки является результатом естественного, изначального интереса человека к окружающему миру; выделение филологических и философских аспектов исторической критики и т. Однако рецензент, выразив несогласие, основанное на непонимании, не стал высказывать свое посильное мнение о задачах и методах истории как науки, а перешел к придирчивому, порой с явным намерение оскорбить, разбору текста диссертации Стасюлевича.

Игнорируя трактовку Стасюлевичем афинской гегемонии, П. Леонтьев выискивал фактические и филологические неточности и разночтения, указывал на мелкие ошибки и упрекал в незнакомстве с исследовательской литературой. Рецензент пытался представить диссертацию как нагромождение противоречий, нелепостей и ошибок и тем самым подчеркнуть научную некомпетентность Стасюлевича. Более корректной и содержательной оказалась статья И.

Бабст высказывал собственную точку зрения по целому ряду конкретноисторических вопросов, в частности, давал оценку личности Карла Великого и созданной им империи. Из теоретических положений И. Бабст выступил в защиту только принципа занимательности исторических трудов, считая, что популяризация — веяние времени. А железные дороги, а пароходы, а телеграфы — разве это не плод науки, не применяемость ее к практической жизни?

Несколько замечаний по поводу критики г. Популярность — не прихоть ученых, а требование жизни. Общество ждало только, чтобы с ним заговорили языком ему доступным, языком простым и живым… Ученая литература стала для нее публики.

Конкретным примером сближения исторических трудов с жизнью могут служить, на взгляд И. Ряд, образуемый указанными учеными, уже не может быть оценен как профанация научной работы; это — тенденция времени.

Бабст не смог удержаться от того, чтобы научная полемика не переросла в ученую свару. В ряде замечаний он руководствовался не исканием правды, а намерением обидеть оппонента.

Автор статьи не занимался ученым очернением Стасюлевича, как П. Леонтьев или частичным отстаиванием тезисов Т. Бабст, а критиковал, порой переходя на личности, теоретические выкладки Стасюлевича. Автор предложил Стасюлевичу прежде, чем начинать рецензию, подготовить отдельное исследование об эпохе Каролингов. Надобно, уже из одного уважения к читателям, самому заняться наперед самостоятельным и добросовестным исследованием того же вопроса по источникам, чтоб иметь действительно что противопоставить чужому мнению и быть в силах с достоинством поддерживать свое противоречие, одним словом, надобно наперед вооружиться достойно соперника.

Несуразность упреков и абсурдность требования переводила полемику в разряд курьезной склоки. Однако Стасюлевич вынужден был отвечать, правда, не для того, чтобы опровергнуть выдвинутые в свой адрес нелепые обвинения, а с целью прояснить как свою методологическую позицию, так и, уже в качестве частного замечания, уточнить свою трактовку афинской гегемонии и свое понимание генезиса феодализма.

Памятуя о рецензии на диссертацию Т. Он вновь сетовал на недостаточную разработанность методов исторической критики в историографии: Стасюлевич настаивал на том, что нравоучительная точка зрения на историю или, как ее разновидность, служение исторической науки политическим целям, устарели. Партийность в науке — отголосок устаревшего донаучного мировоззрения.

Его примером могут служить исследования по истории греческих колоний, вызванные борьбой северо-американских колоний с Англией в конце XVIII в. В следующем г. Бабста и на книгу немецкого историка А. Бёка, в которых возвращался к некоторым положениям прошлогодней дискуссии.

Стасюлевич указывал на три обстоятельства, способствовавшие в последнее время развитию исторической науки: Главное требование, к которому сводились все частные методологические приемы, состояло в первоочередном изучении фактов.

Следование строго научному методу, в основе которого лежала опора на факты, было причиной успеха в естественных науках. По этому же пути должна следовать и историография. Исторические факты опосредованы источником, для Стасюлевича это прежде всего памятники письменности. Отсюда метод их установления — историческая критика, имеющая дело с текстами. Государственные мужи древней Греции в эпоху ее распадения.

Историческое рассуждение Ивана Бабста. Бабстом, нацелена на достижение занимательности, а не на обработку фактов. В этом состоит главный недостаток исследования московского историка. Разбирая в качестве примера один из фрагментов книги И. Сам же Стасюлевич предпочитал называть его синтетическим методом, которому противопоставлял, соответственно, метод аналитический. Аналитический метод — всего лишь синоним критического метода. Иное дело синтетический метод, наследующий аргументативный орнамент риторического направления.

Вывод Стасюлевича на диссертацию И. Бабста ожидаем, если учитывать расхождения в методологических установках. Достигая популярности и прибавляя в занимательности, такое исследование теряет в научности. Рецензия Стасюлевича на книгу А. Бёка была вызвана нанесенным ему в ходе полемики научным оскорблением: Поэтому вскоре после выхода в Германии нового издания монографии А.

И не отдает ему при этом полной справедливости; самые его ошибки, если можно так назвать неизбежные результаты обширного труда, не остались без пользы для науки, вызвав изыскания других. В последующие годы Стасюлевич возвращался к обоснованию своих методологических взглядов главным образом в предисловиях к учебным пособиям по истории средних веков. Историческая методология, применяемая к нуждам исторического образования, переходила здесь в разряд исторической методики.

В отличии от монографических исследований, лекционные курсы охотнее перенимали приемы популяризации изложения. Однако и в этом случае занимательность не должна быть их главной целью, а допустимым сопутствующим результатом.

При этом исследователь не отрицал практицизм науки вообще, ее связь с запросами жизни. Уже житейский здравый смысл подталкивает человека к простейшим научным заключениям. Die Staatshaushaltung der Athener von August Bckh. Отсюда и возникает необходимость в разработке методов познания, в установлении общих и неизменных законов — так появляется наука. В лекции, посвященной Маколею, Стасюлевич отмечал особенности английской исторической науки: К другим особенностям английской историографии относится отстаивание политической свободы.

Маколей привносит в работу историка еще один акцент — юмор. История как учебная и академическая дисциплина требовала уточнения и конкретизации своего теоретико-методологического базиса.

С одной стороны, это привело к философской интерпретации теоретических проблем исторической науки, с другой, — к разработке вопросов методики исторического преподавания. Стасюлевич попытался дать свое истолкование обеих новых перспектив, раскрывающихся перед историографией. Свой объемный труд, занявший более двух тысяч страниц, Стасюлевич составлял руководствуясь сложившимся у него ранее представлением о методах исторического исследования.

Первые два тома начинались разделами, включавшими подборку фрагментов из произведений классиков исторической науки, содерСтасюлевич М. Опыт исторического обзора главных систем философии истории. Общая характеристика Маколея, как историка Из лекции профессора Стасюлевича, читанной при открытии зимнего семестра в Санкт-Петербургском Университете.

Фактическая сторона средневековой истории давалась сжато и конспективно. Основную же часть составляли переводы источников по различным периодам истории средних веков.

Основная мысль предисловий сводилась к противопоставлению формального и реального методов, продолжавшего уже отмеченную Стасюлевичем в прежних работах антитезу критического и риторического, аналитического и синтетического методов.

Главная задача предисловий состояла в ответе на вопрос: Она предусматривает в качестве главного источника знаний учебник, содержащий строгую схему и догматичную подачу материала. Примером такого подхода могут служить широко распространенные периодизации истории и подогнанные под них группировки фактов. В противоположность формальному, реальный метод направлен на преимущественное изучение источников.

Освоение исторических памятников — первый шаг в историческом образовании, он закладывает те фундаментальные знания, которые уже не могут быть фальсифицированы априорной исторической схемой. Напротив, знание источников служит криСтасюлевич М. Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета Воронежского государственного универсиетета. Но лишь сознание, не способное извлечь урок из несчастий нашей эпохи, сочтет Гитлера представителем одной-единственной нации и откажется признать, что в нем обрела кульминацию и достигла предела мощная тенденция времени, под знаком которой стояла вся первая половина века.

Гитлер Предисловие Однажды среди бумажного хлама, за стеллажами библиотеки Государственного музея изобразительных искусств им.

Пушкина, где я тогда работал, Содержание Историческая справка 1. Краткая характеристика образовательного учреждения Примечательно, что их новаторская деятельность сочеталась с глубоким интересом к Клебанович Кафедре почвоведения БГУ — 80 лет: В издании отражены основные Трибунский Дом русского зарубежья им. ЛаппоДанилевского — и П. Милюкова — охватывает — гг. Переписка велась в период становления их как Белик Антропология религии Гл.

Рационалистическое понимание религии интеллектуалистский подход. Изучение значения религии для истории человечества, а также исследование эволюции религиозных верований было центральным предметом нарождавшейся во второй половине ХIХ века культурной социальной антропологии.

Анализ религии в динамике, рассмотрение различных форм верований традиционных обществ составило фундаментальный вклад в Его имя упоминается на страницах учебников по истории социологи, в книгах о современных социологических теориях. Бабст не смог удержаться от того, чтобы научная полемика не пере росла в ученую свару. В ряде замечаний он руководствовался не исканием правды, а намерением обидеть оппонента. Автор статьи не занимался ученым очернением Стасюлевича, как П. Леонтьев или частичным отстаиванием тезисов Т.

Бабст, а критиковал, порой переходя на личности, теоретические вы кладки Стасюлевича. Если собственная точка зрения для ре цензирования научных сочинений и не нужна, то без собственной концеп ции и предварительного исследования рецензируемой темы, не следует Там же. Автор предложил Стасюлевичу преж де, чем начинать рецензию, подготовить отдельное исследование об эпохе Каролингов. На добно, уже из одного уважения к читателям, самому заняться наперед са мостоятельным и добросовестным исследованием того же вопроса по ис точникам, чтоб иметь действительно что противопоставить чужому мне нию и быть в силах с достоинством поддерживать свое противоречие, од ним словом, надобно наперед вооружиться достойно соперника.

Несуразность упреков и абсурдность требо вания переводила полемику в разряд курьезной склоки. Однако Стасюлевич вынужден был отвечать, правда, не для того, чтобы опровергнуть выдвинутые в свой адрес нелепые обвинения, а с целью про яснить как свою методологическую позицию, так и, уже в качестве частно го замечания, уточнить свою трактовку афинской гегемонии и свое пони мание генезиса феодализма. Памятуя о рецензии на диссертацию Т. Он вновь сетовал на недостаточную разработанность ме тодов исторической критики в историографии: Стасюлевич настаивал на том, что нраво учительная точка зрения на историю или, как ее разновидность, служение исторической науки политическим целям, устарели.

Партийность в науке — отголосок устаревшего донаучного мировоззрения. Его примером могут служить исследования по истории греческих колоний, вызванные борьбой северо-американских колоний с Англией в конце XVIII в. В следующем г. Бабста и на книгу немецкого ис торика А. Бёка, в которых возвращался к некоторым положениям прошло годней дискуссии. Стасюлевич указывал на три обстоятельства, способст вовавшие в последнее время развитию исторической науки: Мы согласны, — признавал он не которые из старых обвинений в свой адрес, — в этой новейшей методе гу манных наук мало занимательности, которая тешила бы простое любопыт ство;.

Главное требование, к которому сводились все частные методологические приемы, состояло в первоочередном изучении фактов. Следование строго научному методу, в основе которого лежала опора на факты, было причи ной успеха в естественных науках. По этому же пути должна следовать и историография. Исторические факты опосредованы источником, для Ста сюлевича это прежде всего памятники письменности.

Отсюда метод их ус тановления — историческая критика, имеющая дело с текстами. Государственные мужи древней Греции в эпоху ее распадения. Историческое рассуж дение Ивана Бабста. Бабстом, нацелена на дос тижение занимательности, а не на обработку фактов. В этом состоит глав ный недостаток исследования московского историка.

Разбирая в качестве примера один из фрагментов книги И. Сам же Стасюлевич предпочитал называть его синтетическим методом, которому противопос тавлял, соответственно, метод аналитический. Аналитический метод — всего лишь синоним критического метода.

Иное дело синтетический метод, наследующий ар гументативный орнамент риторического направления. Вывод Стасюле вича на диссертацию И. Бабста ожидаем, если учитывать расхождения в методологических установках. Достигая популярности и прибавляя в за нимательности, такое исследование теряет в научности.

Рецензия Стасюлевича на книгу А. Бёка была вызвана нанесенным ему в ходе полемики научным оскорблением: Леонтьева в не Там же. Поэтому вскоре после выхода в Германии нового изда ния монографии А. И не отдает ему при этом полной справедли вости;.

В последующие годы Стасюлевич возвращался к обоснованию своих методологических взглядов главным образом в предисловиях к учебным пособиям по истории средних веков. Историческая методология, приме няемая к нуждам исторического образования, переходила здесь в разряд исторической методики.

В отличии от монографических исследований, лекционные курсы охотнее перенимали приемы популяризации изложе ния. Однако и в этом случае занимательность не должна быть их главной целью, а допустимым сопутствующим результатом.

При этом исследователь не отрицал практицизм науки вообще, ее связь с запросами жизни. Уже житейский здравый смысл подталкивает человека к простейшим научным заключениям.

Die Staatshaushaltung der Athener von August Bckh. Отсюда и возникает необходимость в разработке методов познания, в установлении общих и неизменных законов — так появляется наука. В лекции, посвященной Маколею, Стасюлевич отмечал особенности английской исторической науки: К другим особенностям английской ис ториографии относится отстаивание политической свободы.

Маколей привносит в работу историка еще один акцент — юмор. История как учебная и академическая дисциплина требовала уточнения и конкретиза ции своего теоретико-методологического базиса. С одной стороны, это привело к философской интерпретации теоретических проблем историче ской науки, с другой, — к разработке вопросов методики исторического преподавания.

Стасюлевич попытался дать свое истолкование обеих новых перспектив, раскрывающихся перед историографией. Свой объемный труд, за нявший более двух тысяч страниц, Стасюлевич составлял руководствуясь сложившимся у него ранее представлением о методах исторического ис следования.

Первые два тома начинались разделами, включавшими под борку фрагментов из произведений классиков исторической науки, содер Стасюлевич М. Опыт исторического обзора главных систем философии истории. Общая характеристика Маколея, как историка Из лекции профессора Стасюлевича, читанной при открытии зимнего семестра в Санкт-Петербургском Университе те.

Фактическая сто рона средневековой истории давалась сжато и конспективно. Основную же часть составляли переводы источников по различным периодам истории средних веков. Основная мысль предисловий сводилась к противопоставлению фор мального и реального методов, продолжавшего уже отмеченную Стасюле вичем в прежних работах антитезу критического и риторического, анали тического и синтетического методов. Главная задача предисловий состояла в ответе на вопрос: Она предусматрива ет в качестве главного источника знаний учебник, содержащий строгую схему и догматичную подачу материала.

Примером такого подхода могут служить широко распро страненные периодизации истории и подогнанные под них группировки фактов. В противоположность формальному, реальный метод направлен на преимущественное изучение источников. Освоение исторических памят ников — первый шаг в историческом образовании, он закладывает те фун даментальные знания, которые уже не могут быть фальсифицированы ап риорной исторической схемой.

Напротив, знание источников служит кри Стасюлевич М. Реальный метод лучше всего служит и главной цели всякого образования — выработ ке самостоятельного мышления, способности самому оценивать, судить, принимать решения, т. Обратите внимание также на то, что в формальном учебнике, учащийся относится к факту чисто страда тельным образом: Развитие мышления, а не удержание в памяти набора дат и фактов составляет цель исторического образования.

В этом Стасюлевичу видится и его общественное значение. К реальному методу, опирающемуся на изучение источников, подводит и неустранимая субъективность всякого исторического знания. Субъек тивно подбирает и излагает материал автор исследования, субъективно ин терпретирует факты ученый, пишущий монографию, субъективно освеща ет исторические события их свидетель.

И если субъективизм в исторической науке невоз можно устранить, то его следует минимизировать. Самостоятельность мышления — одно из таких профилактических средств, нейтрализующих крайние проявления субъективизма.

Но это весьма важное обстоятельство: Еще один способ приближения к истине — сверка различных, порой даже про тиворечащих друг другу, свидетельств. Разумный скептицизм дополняется филологическим и философским анализом текстов источников. А это уже задача исторической критики. Хотя историография и не должна превращаться в служанку современ ной жизни, угождающую ее политическим и иным интересам, она остается частью мировоззрения породившей ее эпохи. Историк не обитает в безвоз душном пространстве и волей или неволей воплощает в своем творчестве веяния моды, социальные симпатии и антипатии, личные обиды и иллю зии.

Другое дело, что не они должны определять исследовательскую ин тенцию его работы. Однако отражающая способность здесь взаимообратима: В русской трактовке рефлектирующая зеркальность историографии отражена в суждении об истории как народ ном самопознании. Философия не менее историографии подвержена навязчивому воздей ствию внешних обстоятельств. Личность мыслителя и контекст эпохи, на рушая безмятежный покой трансцендентальной субъективности, оспари вают первенство у логики и истины, претендуя на право единолично опре делять ход философских умозаключений.

После таких реверансов в сторону реальности понятен практицизм фи лософии истории, наследующей жизнеотражающий характер своих роди телей. Парадоксальное соединение терминологических дебрей философии и злободневных импульсов действительности в философии истории объяс няется тем, что в философско-исторических суждениях дается оценка ми нувшего, твориться суд над прошедшим так, как если бы это прошедшее было на самом деле и имело смысл в грядущей перспективе неотвратимого Стасюлевич М.

Повседневность, предоставляющая свои сиюминутные забо ты в кредит вечно ощущающей недостаток актуальности философии исто рии, лишь слабо имитирует онтологическое положение философско исторического знания. Если история говорит о том, что было на самом де ле и о том, как это было, то философия истории имеет дело с бытием мира истории. Философия истории говорит об истории как таковой, истории са мой по себе. История повествует о сущем, философия истории — о бытии.

В этом смысле история сама себе наука: Он не различал философско-историческую и социальную проблематику, что, впрочем, характерно, для его времени.

Любопытна в этом отношении индустриально-прогрессистская метафорика, используемая им. Историк, например, сравнивал общество с механизмом и локомотивом, управляе мым рычагами. Другая, хотя и связанная с предыдущей, задача, возникающая перед философией истории, состоит в научном истолковании человеческого об щества. Утверждать же все это на научных основаниях составляет именно одну из главных задач философии истории;.

Становление философии истории в качестве науки — современный этап философско-исторических поисков. Философия истории как наука не мо жет быть старее истории как науки. Если история древна, потому что человек давно уже сознал необходимость под вести под общие законы разнообразие случайных событий;.

Но только в рамках просветительского мировоз зрения, часто за рационалистичность нарекаемого антиисторическим, поя вилась формулировка вопросов, на которые невозможно было найти ответ в существующих дисциплинах. И, если существуют, то, во-вторых:. Формулой развертывания разума в истории стал прогресс. Точнее, история представ ляет собой ничто иное, как прогресс разума.

Идея прогресса по существу да вала ответ на вопрос о законах истории. Исторические изменения происхо дят в силу тех же принципов, которые приводят к совершенствованию и раз витию разума в его различных проявлениях, от науки до нравственности.

Изменение взглядов на историю зависит от развития философского знания. Даже идея прогресса не означает, что существует универсальная, пригодная не все времена и для всех народов философия истории. Про гресс — изменение, в смысле улучшения, совершенствования разума, про Там же. Философия истории, таким образом, сама изменчива, т. Так обнаруживается историчность самой философии истории. Ее содержание лучше всего раскрывается в ее исто рии, т.

Изложение философии истории лучше всего вести как историю философско-исторических систем. Стасюлевич формулировал основные вопросы, ответить на которые призвана философия истории: Доминирующей в философско-историческом знании оказывает ся гносеологическая проблематика.

Что нужно знать, чтобы быть историком, а главное, как нужно знать? Одним словом, что такое история? Путеводите лем для Стасюлевича в его рассуждениях об историческом познании ста новятся взгляды Ф. Гизо, ссылками на которые он подкреплял свою точку зрения.

Так, ученый указывал на три условия исторического познания и три обязанности историка. Во-первых, это установление фактов: Историк, таким образом, может рассматриваться как анатом, физиолог и художник. От себя Стасюлевич добавлял еще одно требование к историку — быть фи лософом. Так возни кают различные философско-исторические школы. Однако их видимое многообразие может быть сведено к двум основным формам. Наиболее ярким представителем первого направления был Д.

Вико, рассматривавший определенную эпоху и социальную систему в качестве нормы исторического развития. Иллюстрацией этой теории могут служить взгляды Аристотеля, Кампанеллы, Макиавелли. Она появилась вместе идеей монотеизма. Ближайшими ее носителями стали буддизм и христиан ство. Другой важнейший источник идеи вечного исторического прогресса — учение Р. Философско-историческая школа про гресса в Новое время распалась на два направления: На взглядах Бокля он останавливался особенно подробно.

К первым Стасю левич причислял: Классификация, пусть и не бесспорная, философско-исторических сис тем не единственная особенность подхода Стасюлевича. Философия исто рии, как и вообще философия, — продукт человеческого разума. Историческая событийность твориться сразу в двух вре менных измерениях: Определяющими для философии истории становятся представление об активности субъекта, располагающего миром как представлением и идея целостности, т.

Согласно озвучиваемой Стасюлевичем рационалистиче ской установке, задача философии истории состоит в обнаружении в исто рии разумного начала. История структурируется в соответствии с той сис темой идей и дедуктивным порядком, который предлагает разум. Однако Стасюлевич не ограничивался принятой еще с эпохи Просве щения рационалистической трактовкой истории, провозглашенной в при веденных цитатах.

Общество является таким же субъектом истории, как личность — субъектом своих действий. Целостность общества и его разум не выводимы из суммы со ставляющих его индивидов. В истории исследователь видит те же формы и те же законы, по которым функционирует трансцендентальная система. Разум встроен в следующую после Там же.

Схожий сценарий действует и в жизни обществ:. Каждому историческому процессу соответствует своя система и комбинация идей, поэтому истори ческое познание будет состоять в выявлении такой системы. Народ, обще ство — носитель определенной системы идей. Можно предположить, что у каждого народа своя философия истории, хотя это и не так, поскольку классификационный запас философско-исторических систем ограничен.

Завершая свои рассуждения на эту тему, Стасюлевич писал: Конкретизируя свои взгляды, Стасюлевич предлагал и к обществу, его состояниям, соответственно и к истории, относиться как к проявлению оп ределенной идеи. Как разум — система идей, так и общество — система идеалов, целей, представлений, убеждений, которыми оно руководствуется и которое стремиться реализовать.

Каждое общество потому имеет непременно в своем основании какую нибудь идею, и в то же время на своей поверхности представляет опреде ленную, замкнутую систему. Это явление всего проще наблюдается в эпо ху борьбы двух обществ;. Общество не может существовать без своей идеи, история прекращается, когда исся кают идеи, не возобновляется порождение новых смыслов.

Без идеи обще ство утрачивает свое содержание, теряет свою определенность. При этом идеи не привносятся извне, они порождаются самим обществом, как ответ на те внешние обстоятельства и получаемые от них впечатления, в которых оказывается общество. Дальнейшее очищение идей, обогащение ими, усовершенствование системы, составляют дальнейшую картину общественной жизни;. История, таким образом, может пониматься как история идей, согласно которой факты будут группироваться не в хронологические ряды или эт нические комплексы, а подбираться в соответствии с той идеей, которая в них воплощается.

Так, в истории средних веков являются два главнейших события, которые можно Там же. Подводя итог философско-историческим воззрениям Стасюлевича, следует отметить, что разработка им теоретических и философских вопро сов исторической науки была в значительной степени спровоцирована на чавшейся между ним и московскими историками полемикой по вопросу об истории как науке.

Собственные философско-исторические взгляды Ста сюлевич формулировал критикуя чужую точку зрения или отвечая на кри тику в свой адрес. В результате он смог выработать свое понимание исто рии как науки и ее философских аспектов. Прежде всего, он противопос тавлял универсальность научных поисков как занимательности и популяр ности, так и утилитаризму в историографии.

Источниковедческой основой исторического исследования, согласно Стасюлевичу, являются тексты, письменные источники. Отсюда рекомендуемый им метод — историческая критика, которая включает две стороны: Полемический контекст размышлений Стасюлевича побуждал его рас сматривать теоретико-методологические вопросы историографии посред ством противопоставления различных методологических подходов.

Так, он противопоставлял синтетический метод исследования, опирающийся на риторическую обработку фактов и популяризаторство методу аналитиче скому, ориентирующемуся на строгое установление фактов. С методиче ской стороны он противопоставлял в преподавании истории формальный подход, сводящийся к схематическому и догматическому изложению ма териала подходу реальному, состоящему в предпочтительном изучении самих источников, что, по мнению Стасюлевича, способствует развитию мышления обучающегося, а вместе с этим и его личности.

Отрицание практицизма научного исследования, подчеркиваемое Стасюлевичем в требующей бескомпромиссной позиции полемике, не было на самом деле абсолютным. Он, в частности, признавал практицизм одним из источников Стасюлевич М. Задачу же своих собственных философско исторических изысканий он осознавал как попытку построить уже фило софию истории как науку.

Такая задача не была случайной, поскольку цель истории, считал он, состоит в том, чтобы дать научное истолкование об щества. С этой стороны Стасюлевич фактически отождествлял философию истории и нарождающуюся позитивную науку об обществе — социологию.

Философия истории как наука, согласно Стасюлевичу, предстает как история философии истории, т. Все многообразие этих концепций он, обобщая, сводил к двум направлениям, различающимся в зависимости от того, где мыслиться идеал общественного развития, в прошлом или будущем: Стасюле вич сформулировал и главные вопросы философии истории: Философия истории обосновывает субъективный, т. Философия истории предполагает разумный порядок прошлого, т.

Три разговора о войне, прогрессе, и конце всемирной истории Владимир Соловьев

И вот у этой-то уверенности отнимается ее основание, военное дело лишается своей, как это говорят по-ученому, "нравственно-религиозной санкции". Это все ужасно преувеличено. Никакого такого радикального переворота во взглядах не замечается, с одной стороны, и прежде всегда все знали, что война есть зло и что чем меньше ее, тем лучше, а с другой стороны, все серьезные люди и теперь понимают, что это есть такого рода зло, которого полное устранение в настоящее время еще невозможно.

Значит, дело идет не об уничтожении войны, а об ее постепенном и, может быть, медленном введении в теснейшие границы. А принципиальный взгляд на войну остается тот же, что и был всегда: Г е н е р а л вскакивая с места. А что, вы в святцы заглядывали когда-нибудь? То есть в календарь? Приходилось справляться, например, насчет именинниц и именинников. А заметили вы, какие там святые помещены?

Вот то-то и есть, что не очень разного. Мы ведь не перепись им поголовную делаем для статистики. А я только утверждаю, что все святые собственно нашей русской церкви принадлежат лишь к двум классам: Или монах, или воин. Но юродивые - ведь это своего рода иррегулярные монахи. Что казаки для армии, то юродивые для монашества.

А затем, если вы мне найдете между русскими святыми хоть одного белого священника, или купца, или дьяка, или приказного, или мещанина, или крестьянина - одним словом, какой бы то ни было профессии, кроме монахов и военных, - берите себе все то, что я в будущее воскресенье привезу из Монте-Карло.

Оставляю вам ваши сокровища и вашу половину святцев, а то и все целиком. Но только объясните мне, пожалуйста, что же, собственно, вы хотели вывести из вашего открытия или наблюдения?

Неужели то, что одни монахи и военные могут быть нравственными образцами? Я сам знал высокодобродетельных людей и между белыми священниками, и между банкирами, и между чиновниками, и между крестьянами, а самое добродетельное существо, которое я могу припомнить, была нянюшка у одного из моих знакомых. Но мы ведь не об этом. Я к тому о святых сказал, что каким бы образом могло туда попасть столько воинов наряду с монахами и предпочтительно перед всеми мирными, гражданскими профессиями, если бы всегда смотрели на военное дело как на терпимое зло вроде питейной торговли или чего-нибудь еще худшего?

Ясно, что христианские народы, по мысли которых святцы-то делались ведь не у одних русских так, а приблизительно то же и у других , не только уважали, но еще особенно уважали военное звание и изо всех мирских профессий только одну военную считали воспитывающею, так сказать, своих лучших представителей для святости.

Вот этот-то взгляд и несовместим с теперешним походом против войны. Да я разве говорил, что нет никакой перемены? Некоторая желательная перемена происходит несомненно. Религиозный ореол, который окружал войны и военных в глазах толпы, теперь снимается - это так. Но ведь к этому дело шло уже давно. И кого же это практически-то задевает? Разве духовенство, так как изготовление ауреолов в его ведомстве. Ну, придется кой-что почистить с этой стороны.

Чего нельзя похерить, истолкуют в смысле иносказательном, а прочее подвергнут благоумолчанию и благозабвению. Да уж и начались благоприспособления. Я для своих изданий слежу за нашей духовной литературой. Так уж в двух журналах имел удовольствие прочесть, что христианство безусловно осуждает войну.

Ну а для вас-то тут какая забота? Вы ведь люди дела, а не благоглаголания. Профессиональное самолюбие, что ли, и тщеславие? Так ведь это нехорошо. А практически, повторяю, все для вас остается по-прежнему. Хотя система милитаризма, от которой вот уж тридцать лет никому вздохнуть нельзя, должна теперь исчезнуть, но войска в известных размерах остаются; и поскольку они будут допущены, т. Да, уж вы мастера просить молока от мертвого быка! Кто же вам даст эти требуемые боевые качества, когда первое боевое качество, без которого все другие ни к чему, состоит в бодрости духа, а она держится на вере в святость своего дела.

Ну, а как же это может статься, если будет признано, что война есть злодейство и губительство, лишь по неизбежности терпимое в крайних случаях? Но ведь от военных такого признания вовсе и не требуется. Пусть считают себя первыми людьми в свете, какое кому до этого дело? Ведь уж вам объясняли, что принцу Лузиньяну позволено признавать себя королем Кипрским, лишь бы он у нас денег на кипрское вино не просил.

Не покушайтесь только на наш карман больше, чем следует, а затем будьте в своих глазах солью земли и красою человечества - кто вам мешает? Да что мы, на луне, что ли, разговариваем? В торричеллиевой пустоте, что ли, вы будете держать военных людей, чтоб до них не доходили никакие посторонние влияния? И это при всеобщей-то воинской повинности, при краткосрочной-то службе, при дешевых-то газетах!

Нет, дело уж слишком ясно. Раз военная служба стала вынужденною повинностью для всех и каждого и раз во всем обществе, начиная с представителей государства, как вот вы, например, устанавливается новый, отрицательный взгляд на военное дело, этот взгляд непременно уж будет усвоен и самими военными. Если на военную службу все, начиная с начальства, станут смотреть как на неизбежное покуда зло, то, во-первых, никто не станет добровольно избирать военную профессию на всю жизнь, кроме разве какого-нибудь отребья природы, которому больше деваться некуда; а во-вторых, все те, кому поневоле придется нести временную военную повинность, будут нести ее с теми чувствами, с которыми каторжники, прикованные к своей тачке, несут свои цепи.

Извольте при этом говорить о боевых качествах и о военном духе! Я всегда был уверен, что после введения всеобщей воинской повинности упразднение войск, а затем и отдельных государств есть только вопрос времени, и времени, не слишком уже отдаленного при теперешнем ускоренном ходе истории. А я даже полагаю, что вы наверное правы, хотя это мне до сих пор не приходило в голову в таком виде. Но ведь это превосходно! У князя даже лицо повеселело.

А то ходил все такой угрюмый - совсем не подобает "истинному христианину". Да уж слишком много грустного кругом; одна вот только радость остается: Что милитаризм в Европе и в России съедает самого себя - это несомненно.

А какие отсюда произойдут радости и торжества - это еще увидим. Вы сомневаетесь в том, что война и военщина - безусловное и крайнее зло, от которого человечество должно непременно и сейчас же избавиться? Вы сомневаетесь, что полное и немедленное уничтожение этого людоедства было бы во всяком случае торжеством разума и добра? Да в том, что война не есть безусловное зло и что мир не есть безусловное добро, или, говоря проще, что возможна и бывает хорошая война, возможен и бывает дурной мир.

Теперь я вижу разницу между вашим взглядом и взглядом генерала: И я отлично понимаю, что война может быть иногда очень плохим делом, именно когда нас бьют, как, например, под Нарвой или Аустерлицем, и мир может быть прекрасным делом, как, например, мир Ништадтский или Кучук-Кайнарджийский. Это, кажется, варьянт знаменитого изречения того кафра или готтентота, который говорил миссионеру, что он отлично понимает разницу между добром и злом: Да ведь это мы с африканцем-то вашим только сострили: А вот теперь хотелось бы послушать, как умные люди вопрос о войне с нравственной точки зрения обсуждать будут.

Лишь бы только наши "умные люди" не примешали какой-нибудь схоластики и метафизики к такому ясному, исторически обусловленному вопросу. Моя точка зрения - обыкновенная, европейская, которую, впрочем, теперь и в других частях света усвояют понемногу люди образованные. А сущность ее, конечно, в том, чтобы признавать все относительным и не допускать безусловной разницы между должным и недолжным, хорошим и дурным.

Это пререкание для нашего вопроса, пожалуй, бесполезно. Я вот, например, вполне признаю безусловную противоположность между нравственным добром и злом, но вместе с тем мне совершенно ясно, что война и мир сюда не подходят, что окрасить войну сплошь одною черною краскою, а мир - одною белою никак невозможно.

Но ведь это же внутреннее противоречие! Если то, что само по себе дурно, например убийство, может быть хорошо в известных случаях, когда вам угодно называть его войною, то куда же денется безусловное-то различие добра и зла? Силлогизм - первый сорт. Только вы забыли, что обе ваши посылки, и большая и малая, еще должны быть доказаны, а следовательно, и заключение еще висит пока на воздухе.

Ну разве я не говорил, что мы попадем в схоластику? Про какие-то большие и малые посылки. Мы сейчас к делу подойдем. Так вы утверждаете, что во всяком случае убить, то есть отнять жизнь у другого, есть безусловное зло? По-готтентотски - разумеется, да. Но ведь мы говорили про нравственное зло, а оно может заключаться лишь в собственных действиях разумного существа, которые от него самого зависят, а не в том, что с ним случается помимо его воли.

Значит, быть убитым - все равно как умереть от холеры или от инфлуэнцы: Этому нас еще Сократ и стоики научили. Ну, за людей столь древних я не берусь отвечать.

А ваша-то вот безусловность при нравственной оценке убийства как будто хромает: Воля ваша, а тут что-то хромает. Однако мы эту хромоту бросим, а то, пожалуй, в самом деле в схоластику залезем. Итак, при убийстве зло состоит не в физическом факте лишения жизни, а в нравственной причине этого факта, именно в злой воле убивающего.

Да ведь без этой злой воли и убийства не бывает, а бывает или несчастье, или неосторожность. Это ясно, когда воли убивать вовсе не было, например при неудачной операции. Но ведь можно представить и другого рода положение, когда воля хотя и не имеет своей прямою целью лишить жизни человека, однако заранее соглашается на это как на крайнюю необходимость, - будет ли и такое убийство безусловным злом, по-вашему? Да, конечно, будет, раз воля согласилась на убийство. А разве не бывает так, что воля, хотя и согласна на убийство, не есть, однако, злая воля и, следовательно, убийство не может здесь быть безусловным злом даже с этой субъективной стороны?

Ну, это уже совсем что-то непонятное Тысячу раз слыхал этот аргумент! Замечательно, однако, не то, что вы тысячу раз его слыхали, а то, что никто ни одного раза не слыхал от ваших единомышленников дельного или хоть сколько-нибудь благовидного возражения на этот простой аргумент.

Ну, если не хотите в форме возражения, то докажите каким-нибудь прямым и положительным образом, что во всех случаях без исключения, следовательно, и в том, о котором у нас речь, воздержаться от сопротивления злу силою, безусловно, лучше, нежели употребить насилие с риском убить злого и вредного человека.

Да какое же тут может быть особое доказательство для единичного случая? Раз вы признали, что вообще убийство есть в нравственном смысле зло, то ясно, что и во всяком единичном случае оно будет также зло. Это даже очень слабо, князь.

Ведь о том, что вообще лучше не убивать, чем убивать, - об этом нет спора, в этом все согласны. А вопрос именно только об единичных случаях. Нет, я не согласен на такую формальную постановку вопроса. И к чему это? Положим, я допущу, что в вашем исключительном случае, нарочно выдуманном для спора Допустим, что в вашем выдуманном случае убить лучше, чем не убивать, - в самом деле я этого, конечно, не допускаю, но положим, что вы тут правы; положим даже, что ваш случай не выдуманный, а действительный, но, как и вы согласитесь, совершенно редкий, исключительный.

А ведь у нас дело идет о войне - явлении общем, всемирном; и не станете же вы утверждать, что Наполеон, или Мольтке, или Скобелев находились в положении сколько-нибудь похожем на положение отца, принужденного защищать от покушений изверга невинность своей малолетней дочери?

Действительно, ловкий скачок от неприятного вопроса. Но не позволите ли вы мне, однако, установить между этими двумя явлениями - единичным убийством и войною - их логическую, а вместе и историческую связь.

А для этого сначала опять возьмем наш пример, но только без тех частностей, которые как будто усиливают, а на самом деле ослабляют его значение. Не нужно тут ни отца, ни малолетней дочери, так как при них вопрос сейчас же теряет свое чисто этическое свойство, из области разумно-нравственного сознания переносится на почву натуральных нравственных чувств: Итак, возьмем не отца, а бездетного моралиста, на глазах которого чужое и незнакомое ему слабое существо подвергается неистовому нападению дюжего злодея.

Что же, по-вашему, этот моралист должен, скрестя руки, проповедовать добродетель в то время, как осатаневший зверь будет терзать свою жертву? Этот моралист, по-вашему, не почувствует в себе нравственного побуждения остановить зверя силою, хотя бы и с возможностью и даже вероятностью убить его? И если он вместо того допустит злодеянию совершиться под аккомпанемент его хороших слов, что же, по-вашему, совесть не будет упрекать его и не будет ему стыдно до отвращения к самому себе?

Может быть, все, что вы говорите, будет ощущаться моралистом, не верящим в действительность нравственного порядка или забывшим, что Бог не в силе, а в правде. И это очень хорошо сказано. Ну, что-то вы теперь ответите? Я отвечу, что желал бы, чтобы это было сказано еще лучше, а именно прямее, проще и ближе к делу. Вы ведь хотели сказать, что моралист, действительно верящий в правду Божию, должен, не останавливая злодея силою, обратиться к Богу с молитвою, чтобы злое дело не совершилось: Можно и без паралича: Ну, это-то все равно, потому что чудо ведь не в самом происшествии, а в целесообразной связи этого происшествия, будь то телесный паралич или душевное какое-нибудь волнение, с молитвою и ее нравственным предметом.

Во всяком случае предлагаемый князем способ помешать злому делу сводится все-таки к молитве о чуде. Но раз я верю, что мир управляется добрым и разумным началом жизни, я верю и тому, что в мире может происходить только то, что согласно с этим, то есть с волею Божией. Так вам, наверное, приходилось видать, а не видать, так слыхать, а не слыхать, так читать в газетах, что злые-то или безнравственные дела совершаются все-таки на сем свете.

Ну так как же? Значит, "нравственный порядок", или правда, или воля Божия, очевидно, сами собою в мире не осуществляются Вот наконец на дело похоже.

Если зло существует, то значит, боги или не могут, или не хотят ему помешать, а в обоих случаях богов, как всемогущих и благих сил, вовсе нет. Вот ведь до чего договорились. Ну, это плохая философия! Как будто Божья воля связана с какими-нибудь нашими представлениями о добре и зле!

С какими-нибудь представлениями не связана, но с истинным понятием добра связана теснейшим образом. Иначе если добро и зло вообще безразличны для божества, то вы сами себя опровергли окончательно. Да ведь если, по-вашему, для божества все равно, что сильный мерзавец под влиянием зверской страсти истребляет слабое существо, то ведь и подавно божество ничего не может иметь против того, чтобы под влиянием сострадания кто-нибудь из нас истребил мерзавца.

Ведь не станете же вы защищать такую нелепость, что только убийство слабого и безобидного существа не есть зло перед Богом, а убийство сильного и злого зверя есть зло. Это вам кажется нелепостью, потому что вы не туда смотрите, куда следует: Ведь вот вы сами назвали злодея зверем, то есть существом без разума и совести, - какое же может быть нравственное зло в его действиях? Да разве тут про зверя в буквальном смысле? Это все равно как если бы я сказала своей дочери: Разве ангелы могут говорить глупости?

Извините, я отлично понимаю, что злодей назван зверем метафорически и что у этого зверя нет хвоста и копыт; но ясно, что про неразумность и бессовестность здесь говорится в буквальном смысле: Конечно, человек, поступающий по-зверски, теряет разум и совесть в том смысле, что перестает слушаться их голоса; но чтобы разум и совесть вовсе в нем не говорили, - это еще вам нужно доказать, а пока я продолжаю думать, что зверский человек отличается от нас с вами не отсутствием разума и совести, а только своей решимостью действовать им наперекор, по прихотям своего зверя.

А зверь такой же точно и в нас сидит, только мы его обыкновенно на цепи держим, ну а тот человек, значит, спустил его с цепи и сам тянется за его хвостом; а цепь-то и у него есть, только без употребления.

А если князь с вами не согласен, бейте его скорее его собственным прикладом! Да ведь если злодей есть только зверь без разума и совести, так ведь убить его все равно что убить волка или тигра, бросившихся на человека, - это, кажется, и Обществом покровительства животных еще не запрещено. Но вы опять забываете, что, каково бы ни было состояние этого человека - полная ли атрофия разума и совести или сознательная безнравственность, если такая возможна, дело ведь не в нем, а в вас самих: Конечно, не убил бы, если бы разум и совесть мне это безусловно запрещали.

Но представьте себе, что разум и совесть говорят мне совсем другое, и, кажется, более разумное и добросовестное. И прежде всего разум и совесть умеют считать по крайней мере до трех. А потому разум и совесть, если не хотят фальшивить, не станут говорить мне два, когда на деле - три Да ведь, по-вашему, разум и совесть говорят мне только обо мне самом да о злодее, и все дело, по-вашему, в том, чтобы я его как-нибудь пальцем не тронул.

Ну а ведь по правде-то тут есть и третье лицо, и, кажется, самое главное, - жертва злого насилия, требующая моей помощи. Ее-то вы всегда забываете, ну а совесть-то говорит и о ней, и о ней прежде всего, и воля Божия тут в том, чтобы я спас эту жертву, по возможности щадя злодея; но ей-то я помочь должен во что бы то ни стало и во всяком случае: Но какой из этих способов помощи нужно употребить, это зависит от внутренних и внешних условий происшествия, а безусловно здесь только одно: Вот что говорит моя совесть.

Ну, я от такой широкой совести отошел. Моя говорит в этом случае определеннее и короче: А впрочем, я и теперь не вижу, чтобы мы сколько-нибудь подвинулись в нашем споре. Если бы я опять согласился с вами, что в том положении, которое вы выставляете, всякий, даже нравственно развитой и вполне добросовестный человек, мог бы под влиянием сострадания и не имея достаточно времени, чтобы дать себе ясный отчет о нравственном качестве своего поступка, мог бы допустить себя до убийства, - то что же опять-таки отсюда следует для главного-то нашего вопроса?

Разве, повторяю, Тамерлан, или Александр Македонский, или лорд Кичинер убивали и заставляли убивать людей для защиты слабых существ от покушавшихся на них злодеев? Хотя сопоставление Тамерлана с Александром Македонским есть плохое предвещание для наших исторических вопросов, но так как вы вот уже второй раз нетерпеливо переходите в эту область, то позвольте мне сделать историческую ссылку, которая действительно поможет нам связать вопрос о личной защите с вопросом о защите государственной.

Дело было в двенадцатом столетии, в Киеве. На это великий князь Владимир Мономах держал такую речь: А вы ее все равно наизусть не помните, так говорите своими словами. А то выходит как-то глупо: Приедет половчин, крестьянина убьет, коня уведет; наедут потом половцы большою толпой, всех крестьян перебьют, жен с детьми в полон заберут, скот угонят, село выжгут.

Что же вы в этом-то людей не жалеете? Я их жалею, для того и зову вас на половцев". На этот раз пристыженные князья послушались, и земля отдохнула при Владимире Мономахе. Ну а потом они вернулись к своему миролюбию, избегавшему внешних войн, чтобы на досуге дома безобразничать, и кончилось для России монгольским игом, а для собственных потомков этих князей - тем угощением, которое поднесла им история в лице Ивана Четвертого.

То вы мне рассказываете такое происшествие, которое никогда ни с кем из нас не случалось и, наверное, не случится, то поминаете какого-то Владимира Мономаха, которого, может быть, вовсе не существовало и до которого нам, во всяком случае, нет никакого дела Говорят; так что же, по-вашему, не интересоваться ли мне Рюриком, Синеусом и Трувором?

По-моему, не знать своих предков - это все равно как маленькие дети, которые думают, что их в огороде под капустой нашли. Ну а как же быть тем несчастным, у которых нет предков? Есть у всякого по крайней мере два великих предка, оставивших в общее пользование свои подробные и очень поучительные записки: Но не могут ли эти записки решать для нас вопрос о том, как нам теперь быть, что мы должны теперь делать!

Пусть Владимир Мономах существовал действительно, а не в воображении только какого-нибудь мниха Лаврентия или Ипатия; пусть даже он был превосходнейшим человеком и искренне жалел "смердов". В таком случае он был прав, что воевал с половцами, потому что в те дикие времена нравственное сознание еще не возвысилось над грубым византийским пониманием христианства и позволяло ради кажущегося добра убивать людей. Но как же нам-то это делать, раз мы поняли, что так как убийство есть зло, противное воле Божией, запрещенное издревле заповедью Божиею, то оно ни под каким видом и ни под каким именем не может быть нам позволительно и не может перестать быть злом, когда вместо одного человека убиваются под названием войны тысячи людей.

Это есть прежде всего вопрос личной совести. Ну, если дело в личной совести, так позвольте вам доложить вот что. Я человек в нравственном смысле - как и в других, конечно, - совсем средний: Ни особенной добродетели, ни особенного злодейства не проявлял. И в добрых-то делах всегда есть загвоздка: Да и мелко все это. Во всей моей жизни был только один случай, который и мелким назвать нельзя, а главное, я наверное знаю, что тут уже никаких сомнительных побуждений у меня не было, а владела мною только одна добрая сила.

Единственный раз в жизни испытал я полное нравственное удовлетворение и даже в некотором роде экстаз, так что и действовал я тут без всяких размышлений и колебаний. И осталось это доброе дело до сих пор, да, конечно, и навеки останется, самым лучшим, самым чистым моим воспоминанием.

Ну-с, и было это мое единственное доброе дело - убийством, и убийством немалым, ибо убил я тогда в какие-нибудь четверть часа гораздо более тысячи человек Ведь не руками я убивал, не моими грешными руками, а из шести чистых, непорочных стальных орудий, самою добродетельною, благотворною картечью. Ну конечно, хоть я не только военный, а по-нынешнему и "милитарист", но не стану же я называть добрым делом простое истребление тысячи обыкновенных людей, будь они немцы или венгерцы, англичане или турки.

А тут было дело совсем особенное. Я и теперь не могу равнодушно рассказывать, так оно мне всю душу выворотило. Так как я об орудиях упомянул, то вы, конечно, догадались, что было это в последнюю турецкую войну. Я был при кавказской армии. А это было сражение на Аладжинских высотах, когда мы в первый раз "непобедимому" Гази-Мухтар-паше все бока обломали Так после 3-го октября мы сразу продвинулись в эту азиатчину.

Я был на левом фланге и командовал передовым разведочным отрядом. Были у меня нижегородские драгуны, три сотни кубанцев и батарея конной артиллерии. Вот раз - 28 октября это было - спускаемся мы в долину, и на карте значится, что большое армянское село. Ну конечно, села никакого, а было действительно порядочное, и еще недавно: А я свой отряд стянул, потому что, по слухам, можно было наткнуться на сильную кавалерийскую часть.

Только вблизи села дорога поворот делает. Смотрю, казаки подъехали и остановились как вкопанные - не двигаются. Я поскакал вперед; прежде чем увидел, по смраду жареного мяса догадался: Огромный обоз с беглыми армянами не успел спастись, тут они его захватили и хозяйничали. Под телегами огонь развели, а армян, того головой, того ногами, того спиной или животом привязавши к телеге, на огонь свесили и потихоньку поджаривали.

Женщины с отрезанными грудями, животы вспороты. Уже всех подробностей рассказывать не стану. Только одно вот и теперь у меня в глазах стоит. Женщина навзничь на земле за шею и плечи к тележной оси привязана, чтобы не могла головы повернуть, - лежит не обожженная и не ободранная, а только с искривленным лицом - явно от ужаса померла, - а перед нею высокий шест в землю вбит, и на нем младенец голый привязан - ее сын, наверное, - весь почерневший и с выкатившимися глазами, а подле и решетка с потухшими углями валяется.

Тут на меня сначала какая-то тоска смертельная нашла, на мир Божий смотреть противно, и действую как будто машинально. Скомандовал рысью вперед, въехали мы в сожженное село - чисто, ни кола ни двора. Вдруг, видим, из сухого колодца чучело какое-то карабкается Вылез, замазанный, ободранный, упал на землю ничком, причитает что-то по-армянски.

Был по торговым делам в этом селе, когда жители собрались бежать. Только что они тронулись, как нагрянули башибузуки, - множество, говорит, сорок тысяч. Ну, ему, конечно, не до счету было. Слышал вопли, да и так знал, чем кончилось. Потом, слышит, башибузуки вернулись и на другую дорогу переехали. Это они, говорит, наверное, в наше село идут и с нашими то же делать будут. Тут со мною вдруг какое-то просветление сделалось. Сердце будто растаяло, и мир Божий точно мне опять улыбнулся.

Спрашиваю армянина, давно ли черти отсюда ушли? По его соображению - часа три. А другая-то дорога к вам есть, короче? Немногие и знают ее. Велел я дать армянину лошадь, и со всем отрядом - за ним в ущелье. Как уж мы там в горах карабкались - я и не заметил хорошенько. Опять машинальность нашла; но только в душе легкость какая-то, точно на крыльях лечу, и уверенность полная: Стали мы выходить из последнего ущелья, после которого наша дорога на большую переходила, - вижу, армянин скачет назад, машет руками: Подъехал я к передовому разъезду, навел трубку: Увидали чертовы дети казаков - поворотили нам навстречу - мы-то им в левый фланг из ущелья выходили.

Стали из ружей палить в казаков. Ведь так и жарят, азиатские чудища, из европейских ружей, точно люди! То там, то тут казак с лошади свалится. Старший из сотенных командиров подъезжает ко мне:. Что ж они, анафемы, нас, как перепелок, подстреливать будут, пока орудия-то устанавливают. Мы их и сами разнесем. Разогнать-то, говорю, вы их разгоните, а какая ж в том сладость?

Мне Бог велит прикончить их, а не разгонять. Ну, двум сотенным командирам приказал, наступая врассыпную, начать с чертями перестрелку, а потом, ввязавшись в дело, отходить на орудия. Одну сотню оставил маскировать орудия, а нижегородцев поставил уступами влево от батареи. Сам весь дрожу от нетерпения.

И младенец-то жареный с выкаченными глазами передо мной, и казаки-то падают. А кончилось по самому хорошему, без промаха! Ввязались казаки в перестрелку и сейчас же стали отходить назад с гиком. Чертово племя за ними - раззадорились, уж и стрелять перестали, скачут всей оравой прямо на нас. Подскакали казаки к своим саженей на двести и рассыпались горохом кто куда.

Ну, вижу, пришел час воли Божией. Раздвинулось мое прикрытие пополам - направо-налево - все готово. И благословил же Господь все мои шесть зарядов. Такого дьявольского визга я отродясь не слыхивал. Не успели они опомниться - второй залп картечи.

Смотрю, вся орда назад шарахнулась. Такая тут кутерьма поднялась, точно как в муравейник несколько зажженных спичек бросить.

Заметались во все стороны, давят друг друга. Тут мы с казаками и драгунами с левого фланга ударили и пошли крошить как капусту. Немного их ускакало - которые от картечи увернулись, на шашки попали. Смотрю, иные уж и ружья бросают, с лошадей соскакивают, амана запросили. Ну, тут я уж и не распоряжался - люди и сами понимали, что не до амана теперь, - всех казаки и нижегородцы порубили. А ведь если бы эти безмозглые дьяволы после двух первых-то залпов, что были им, можно сказать, в упор пущены - саженях в двадцати-тридцати, - если бы они вместо того, чтобы назад кинуться, на пушки поскакали, так уж нам была бы верная крышка - третьего-то залпа уж не дали бы!

Ну, с нами Бог! А у меня на душе - светлое Христово Воскресение. Собрали мы своих убитых - тридцать семь человек Богу душу отдали.

Положили их на ровном месте в несколько рядов, глаза закрыли. Был у меня в третьей сотне старый урядник, Одарченко, великий начетчик и способностей удивительных. В Англии был бы первым министром. Теперь он в Сибирь попал за сопротивление властям при закрытии какого-то раскольничьего монастыря и истреблении гроба какого-то их почитаемого старца.

А для него, само собой, первое удовольствие. Певчие свои тоже нашлись. Только священнического разрешения нельзя было дать, да тут его и не нужно было: Вот как сейчас мне это отпевание представляется. День-то весь был облачный, осенний, а тут разошлись тучи перед закатом, внизу ущелье чернеет, а на небе облака разноцветные, точно Божьи полки собрались. У меня в душе все тот же светлый праздник. Тишина какая-то и легкость непостижимая, точно с меня вся нечистота житейская смыта и все тяжести земные сняты, ну, прямо райское состояние - чувствую Бога, да и только.

А как стал Одарченко по именам поминать новопреставленных воинов, за веру, царя и отечество на поле брани живот свой положивших, тут-то я почувствовал, что не многоглаголение это официальное и не титул какой-то, как вот вы изволили говорить, а что взаправду есть христолюбивое воинство и что война, как была, так есть и будет до конца мира великим, честным и святым делом Ну а когда вы похоронили своих в этом светлом настроении, неужели совсем-таки не вспомнили о неприятелях, которых вы убили в таком большом количестве?

Ну, слава Богу, что мы успели двинуться дальше прежде, чем эта падаль не стала о себе напоминать. Да чего бы вы, собственно, от меня хотели? Чтобы я давал христианское погребение этим шакалам, которые не были ни христиане, ни мусульмане, а черт знает кто?

А ведь, если бы я, сойдя с ума, велел бы их в самом деле вместе с казаками отпевать, вы бы, пожалуй, стали меня обличать в религиозном насилии. Эти несчастные милашки при жизни черту кланялись, на огонь молились, и вдруг после смерти подвергать их суеверным и грубым лжехристианским обрядам!

Нет, у меня тут другая была забота. Позвал сотников и есаулов и велел объявить, чтобы никто из людей не смел на три сажени к чертовой падали подходить, а то я видел, что у моих казаков давно уж руки чесались пощупать их карманы, по своему обычаю. А ведь кто их знает, какую бы чуму тут напустили.

Так ли я вас понял? Вы боялись, чтобы казаки не стали грабить трупы башибузуков и не перенесли от них в ваш отряд какой-нибудь заразы? Всегда такими и были. Да и мне что-то кажется неладно. Никак в толк не возьму, о чем вы, собственно, спрашиваете? Князь, вероятно, удивляется, что ваши идеальные и чуть не святые казаки вдруг, по вашим же словам, оказываются сущими разбойниками.

Да; и я спрашиваю, каким же это образом война может быть "великим, честным и святым делом", когда, по-вашему же, выходит, что это борьба одних разбойников с другими? Да ведь то-то и есть, что с другими, совсем другого сорта. Или вы в самом деле думаете, что пограбить при оказии - то же самое, что младенцев в глазах матерей на угольях поджаривать? А я вам вот что скажу. Так чиста моя совесть в этом деле, что я и теперь иногда от всей души жалею, что не умер я после того, как скомандовал последний залп.

И ни малейшего у меня нет сомнения, что умри я тогда - прямо предстал бы перед Всевышнего со своими тридцатью семью убитыми казаками, и заняли бы мы свое место в раю рядом с добрым евангельским разбойником. Ведь недаром он там в Евангелии стоит. Но только вы уж, наверное, не найдете в Евангелии, чтобы доброму разбойнику могли уподобляться только наши единоземцы и единоверцы, а не люди всех народов и религий.

Да что вы на меня, как на мертвого, несете! Когда я различал в этом деле народности и религии? Разве армяне мне земляки и единоверцы? И разве я спрашивал, какой веры или какого племени то чертово отродье, которое я разнес картечью? Но вы вот и до сих пор не успели вспомнить, что это самое чертово отродье - все-таки люди, что во всяком человеке есть добро и зло и что всякий разбойник, будь он казак или башибузук, может оказаться добрым евангельским разбойником.

Ну, разбери вас тут! То вы говорили, что злой человек есть то же, что зверь безответственный, то теперь, по-вашему, башибузук, поджаривающий младенцев, может оказаться добрым евангельским разбойником! И все это единственно для того, чтобы как-нибудь зла пальцем не тронуть. А по-моему, важно не то, что во всяком человеке есть зачатки и добра и зла, а то, что из двух в ком пересилило.

Не то интересно, что из всякого виноградного сока можно и вино, и уксус сделать, а важно, что именно вот в этой-то бутылке заключается - вино или уксус.

Потому что если это уксус, а я стану его пить стаканами и других угощать под тем же предлогом, что это из того же материала, что и вино, то ведь, кроме порчи желудков, я этой мудростью никакой услуги никому не окажу. Все люди - братья. Ну а дальше-то что? Ведь братья-то бывают разные. И почему же мне не поинтересоваться, кто из моих братьев Каин и кто Авель? А если на моих глазах брат мой Каин дерет шкуру с брата моего Авеля и я именно по неравнодушию к братьям дам брату Каину такую затрещину, чтоб ему больше не до озорства было, - вы вдруг меня укоряете, что я про братство забыл.

Отлично помню, поэтому и вмешался, а если бы не помнил, то мог бы спокойно мимо пройти. Но откуда же такая дилемма: Да третьего-то исхода чаще всего и не найдете в таких случаях. Вот вы предлагали было молиться Богу о прямом вмешательстве, чтобы Он, значит, мгновенно и собственною десницей всякого чертова сына в разум привел, - так вы сами, кажется, от этого способа отказались.

А я скажу, что этот способ при всяком деле хорош, но никакого дела заменить собою не может. Ведь вот благочестивые люди и перед обедом молятся, а жевать-то жуют сами, собственными челюстями.

Ведь и я не без молитвы конною артиллерией-то командовал. Такая молитва, конечно, есть кощунство. Нужно не молиться Богу, а действовать по-Божьи. Кто в самом деле исполнен истинным духом евангельским, тот найдет в себе, когда нужно, способность и словами, и жестами, и всем своим видом так подействовать на несчастного темного брата, желающего совершить убийство или какое-нибудь другое зло, - сумеет произвести на него такое потрясающее впечатление, что он сразу постигнет свою ошибку и откажется от своего ложного пути.

Это перед башибузуками-то, что младенцев поджаривали, я, по-вашему, должен был проделывать трогательные жесты и говорить трогательные слова? Слова-то по дальности расстояния и по взаимному незнанию языков были бы тут, пожалуй, вполне неуместны. А что касается до жестов, производящих потрясающее впечатление, то лучше залпов картечи, воля ваша, для данных обстоятельств ничего не придумаешь.

В самом деле, на каком языке и с помощью каких инструментов объяснялся бы генерал с башибузуками? Я вовсе не говорил, чтобы вот они могли подействовать по-евангельски на башибузуков. Я только сказал, что человек, исполненный истинного евангельского духа, нашел бы возможность и в этом случае, как и во всяком другом, пробудить в темных душах то добро, которое таится во всяком человеческом существе.

Ну а думаете ли вы, что Христос достаточно был проникнут истинным евангельским духом или нет? А то, что если я желаю знать: Для положительного-то христианского воззрения непреодолимой трудности тут нет. Ну а вам чем-нибудь из двух уж непременно тут нужно пожертвовать: Потому что третий, довольно-таки изъезженный путь - отрицание самого евангельского факта как позднейшей выдумки или "жреческого" истолкования - в настоящем случае для вас совершенно закрыт.

Как бы вы ни искажали и ни обрубали для своей цели текст четырех евангелий, главное-то в нем для нашего вопроса останется все-таки бесспорным, а именно, что Христос подвергся жестокому преследованию и смертной казни по злобе своих врагов. Что Он сам оставался нравственно выше всего этого, что Он не хотел сопротивляться и простил своих врагов - это одинаково понятно как с моей, так и с вашей точки зрения.

Но почему же, прощая своих врагов, Он говоря вашими словами не избавил их душ от той ужасной тьмы, в которой они находились? Почему Он не победил их злобы силою своей кротости?

Почему Он не пробудил дремавшего в них добра, не просветил и не возродил их духовно? Одним словом, почему Он не подействовал на Иуду, Ирода, иудейских первосвященников так, как Он подействовал на одного только доброго разбойника? Опять-таки - или не мог, или не хотел. В обоих случаях выходит, по-вашему, что Он не был достаточно проникнут истинным евангельским духом, а так как дело идет, если не ошибаюсь, о Евангелии Христовом, а не чьем-нибудь другом, то у вас оказывается, что Христос не был достаточно проникнут истинным духом Христовым, с чем я вас и поздравляю.

Ну, соперничать с вами в словесном фехтовании я не стану, как не стал бы состязаться с генералом в фехтовании на "христолюбивых" шпагах Тут князь встал с места и хотел, очевидно, сказать что-то очень сильное, чтобы одним ударом, без фехтования, сразить противника, но на ближней колокольне пробило семь часов.

И нельзя второпях оканчивать такой спор. После обеда наша партия в винт, но завтра непременно, непременно должен продолжаться этот разговор.

На продолжение этого разговора? А я так обрадовался его концу! Ведь спор решительно принимал довольно неприятный специфический запах религиозных войн! Совсем не по сезону. А мне моя жизнь все-таки всего дороже. И вы непременно, непременно должны принять участие. А то что это: Завтра, пожалуй, я согласен разговаривать, но только с условием, чтобы религии было поменьше. Я не требую, чтобы ее изгнать совсем, так как это, кажется, невозможно.

Но только поменьше, ради Бога, поменьше! Но ведь лучшее средство, чтобы религии было как можно меньше, - это вам говорить как можно больше. Хотя слушать все-таки приятнее, чем говорить, особенно в этом благорастворении воздухов, но для спасения нашего маленького общества от междоусобной брани, что могло бы отразиться пагубным образом и на винте, готов на два часа пожертвовать собою. А послезавтра - конец спора о Евангелии. Князь успеет приготовить какое-нибудь совсем непобедимое возражение.

Только и вы должны присутствовать. Нужно же немного к духовным предметам приучаться. Так далеко мое самопожертвование не идет, к тому же мне нужно послезавтра ехать в Ниццу. Послезавтра обойдемся и без вас. Погрязайте в материи, если не боитесь, что сами через несколько времени духом станете.

И пусть Провидение воздаст вам по вашим заслугам! Ну, заслуги мои касаются не Провидения, а только проведения необходимых мероприятий. А вот удачу и маленький расчет - это я допускаю - в рулетке, как и во всем другом. Только завтра-то уж мы непременно должны собраться все вместе.

На другой день, в назначенный предобеденный час, я был вместе с прочими за чайным столом под пальмами. Недоставало только князя, которого пришлось подождать. Не играя в карты, я вечером же записал весь этот второй разговор с самого начала.

Я привел достаточное количество его подлинных изречений и старался сохранить общий тон, но, разумеется, во многих случаях мог лишь передать своими словами сущность его речи. Давно уж я замечал одну странность: Поэтому остается только благодарить Создателя, что у нас сравнительно так мало лиц, одержимых этою идеей высшей морали - говорю идеей, потому что действительности-то я никогда не встречал и не имею никакой причины верить в существование подобной вещи.

Ну, это старо, а вот о вежливости есть правда в том, что вы сказали. Да, в таких случаях раздаются только отдельные звуки. Такая монотонность будет и теперь, потому что едва ли кто станет защищать другое мнение, т. Вы согласитесь, я думаю, что можно отлично существовать в таком обществе, где нет ни одного целомудренного, ни одного бескорыстного, ни одного самоотверженного человека. Я, по крайней мере, всегда недурно устраивался в таких компаниях И в Монте-Карло, и во всех других местах.

Нигде не ощущается потребности хотя бы в едином представителе высшей добродетели. Ну а попробуйте-ка прожить в таком обществе, где не было бы ни одного вежливого человека. Не знаю, про какие компании вы изволите говорить, но вот в хивинской кампании или в турецкой едва ли можно было обойтись без некоторых других добродетелей, помимо вежливости. Еще бы вы сказали, что для путешествующих через Среднюю Африку нужна не одна вежливость.

Я ведь говорю о правильной повседневной жизни в культурном человеческом обществе. Вот для нее никаких высших добродетелей и никакого так называемого христианства не нужно. Я вспомнил об одном печальном происшествии, о котором меня на днях известили. Да, об его смерти в газетах писали как-то глухо. Но почему же вы именно в эту минуту вспомнили? Разве он умер от чьей-нибудь невежливости? Наоборот, от своей собственной чрезмерной вежливости и больше ни от чего. Вот и по этому пункту единомыслия у нас, как видно, не оказывается.

Да, тут скрывать нечего. Мой друг, думавший также, что вежливость есть хотя и не единственная добродетель, но во всяком случае первая необходимая ступень общественной нравственности, считал своею обязанностью строжайшим образом исполнять все ее требования. А сюда он относил, между прочим, следующее: Пока мой друг был молод и мог легко переносить крепкие напитки, каторжная жизнь, которую он себе создал вследствие своей вежливости, хотя и удручала его, но не переходила в трагедию: Уже готовый взяться за веревку, он брался за бутылку и, потянувши из нее, бодрее тянул и свою цепь.

Но здоровья он был слабого и в 45 лет должен был отказаться от крепких напитков. В трезвом состоянии его каторга показалась ему адом, и вот теперь меня извещают, что он покончил с собою.

Из-за одной только вежливости?! Да он был просто сумасшедший. Несомненно, что он потерял душевное равновесие, но думаю, что слово "просто" тут менее всего подходит. Да, и я такие случаи сумасшествия видал, что ежели их хорошенько разобрать, то сам, пожалуй, с ума сойдешь, - так оно не просто.

Но во всяком случае ясно, что вежливость-то тут ни при чем. Как испанский престол не виноват в сумасшествии титулярного советника Поприщина, так обязанность вежливости не причастна сумасшествию вашего друга. Конечно, да я ведь не против вежливости, а только против ее возведения в какое-то абсолютное правило. Абсолютное правило, как и всякий абсолют, есть только выдумка людей, лишенных здравого смысла и чувства живой действительности.

Никаких абсолютных правил я не принимаю, а принимаю только правила необходимые. Я, например, отлично знаю, что если я не буду соблюдать правил опрятности, то это будет гадко и мне самому, и другим. Не желая испытывать и возбуждать неприятных ощущений, я ненарушимо держусь правила каждый день умываться, менять белье и т.

Точно то же и о вежливости вообще, куда, собственно, входит и опрятность как часть. Мне, как и всякому, гораздо удобнее исполнять, чем нарушать, правила вежливости - я их и исполняю. Но вольно же было вашему другу воображать, что вежливость требует от него отвечать на все письма и просьбы без разбора удобств и выгод, - это уж не вежливость, а какое-то нелепое самопожертвование.

Непременно развитая совестливость перешла у него в манию, которая и погубила его. Но это ужасно, что человек погиб из-за такой глупости. Неужели вы не могли его образумить? Старался всячески и имел очень сильного союзника в одном афонском страннике, полуюродивом, но очень замечательном. Мой друг его очень уважал и часто советовался с ним по духовным делам. Тот сразу заметил, в чем тут корень зла. Я хорошо знаю этого странника, и мне иногда случалось присутствовать при их беседах.

Когда мой друг начинал сообщать ему свои нравственные сомнения - прав ли он был в этом, не погрешил ли в том, Варсонофий сейчас прерывал его: Вот как я тебе скажу: И самое что ни на есть худшее злопамятство - свои грехи помнить. Уж лучше ты помни то зло, что тебе другие сделают, - в этом есть польза: Грех один только и есть смертный - уныние, потому что из него рождается отчаяние, а отчаяние - это уже, собственно, и не грех, а сама смерть духовная.

Ну а какие еще там грехи? Так ведь умный человек пьет, поколику вмещает, он безместно пить не будет, а дурак - тот и ключевою водой обопьется, значит, тут сила не в вине, а в безумии. Иные по безумию и сгорают от водки, не то что одним нутром, а так, что и снаружи весь почернеет, и огоньки по нем пойдут, - сам своими глазами видел, - так тут уж о каком грехе говорить, когда из тебя сама геенна огненная воочию проступает.

Конечно, оно удовольствие пронзительное - это что и толковать, - ну а наконец того - унылое и жизнь сокращает. Ежели мне не веришь, посмотри вот, что ученый немецкий доктор пишет". Вот смотри-ка тут на странице Так из-за чего же умному человеку в убыток-то входить? В молодую-то, несмысленую пору оно, конечно, и невесть что мерещится; ну а потом - нет! A пo глaвнoмy, пpинципиaльнoмy вoпpocy для вoздepжaния oт нeиcкpeннocти и фaлыuи нe нyжнo и зa гpaницy exaть, вeдь никaкaя pyccкaя цeнзypa нe тpeбyeт зaявлять тaкиe yбeждeния, кoтopыx нe имeeшь, пpитвopятьcя вepящим в тo, вo чтo нe вepишь, любящим и чтyщим тo, чтo пpeзиpaeшь и нeнaвидишь.

Чтoбы дepжaть ceбя дoбpocoвecтнo пo oтнoшeнию к извecтнoмy иcтopичecкoмy Лицy и Eгo дeлy, oт пpoпoвeдникoв пycтoты тpeбoвaлocь в Poccии тoлькo oднo: Эти люди нe xoтят пoльзoвaтьcя пo этoмy пpeдмeтy ни cвoбoдoй мoлчaния y ceбя дoмa, ни cвoбoдoй cлoвa зa гpaницeй. И здecь, и тaм oни пpeдпoчитaют нapyжнo пpимыкaть к Xpиcтoвy Eвaнгeлию; и здecь, и тaм oни нe xoтят ни пpямo — peшитeльным cлoвoм, ни кocвeннo — кpacнopeчивым yмoлчaниeм — пpaвдивo пoкaзaть cвoe нacтoящee oтнoшeниe к Ocнoвaтeлю xpиcтиaнcтвa, имeннo что Oн им coвceм чyжд, ни нa чтo нe нyжeн и cocтaвляeт для ниx тoлькo пoмexy.

C иx тoчки зpeния, тo, чтo oни пpoпoвeдyют, caмo no ceбe пoнятнo, жeлaтeльнo и cпacитeльнo для всякого. Дa и ecть тaкoй дaвнo гoтoвый — ocнoвaтeль шиpoкo pacпpocтpaнeннoй бyддийcкoй peлигии. Oн вeдь дeйcтвитeльнo пpoпoвeдoвaл тo, чтo им нyжнo: Ho oни этoгo нe зaxoтят Ho ecли бы мнe yдaлocь pacкpыть чьи-нибyдь глaзa нa дpyгyю cтopoнy дeлa и дaть пoчyвcтвoвaть инoй oбмaнyвшeйcя, нo живoй дyшe вcю нpaвcтвeннyю фaльш этoгo мepтвящero yчeния в ero coвoкyпнocти — пoлeмичecкaя цeль этoй книжки былa бы достигнута.

Bпpoчeм, я rлyбoкo yбeждeн, чтo cлoвo oбличeния нeпpaвды, дo кoнцa дoroвopeннoe, ecли бы oнo и coвceм ни нa кoгo ceйчac жe нe пpoизвeлo дoбpoгo дeйcтвия, вce-тaки ecть, cвepx cyбъeктивнoro иcпoлнeния нpaвcтвeннoгo дoлгa для гoвopящeгo, eщe и дyxoвнo-oщyтитeльнaя caнитapнaя мepa в жизни цeлoro oбщecтвa, cyщecтвeннo пoлeзнaя eмy и в нacтoящeм, и для бyдyщero.

C пoлeмичecкoю зaдaчeю этиx диaлoгoв cвязaнa y мeня пoлoжитeльнaя: Xoтя caм я oкoнчaтeльнo cтoю нa пocлeднeй тoчкe зpeния, нo пpизнaю oтнocитeльнyю пpaвдy и зa двyмя пepвыми и пoтoмy мoг c oдинaкoвым бecпpиcтpacтиeм пepeдaвaть пpoтивoпoлoжныe paccyждeния и зaявлeния noлumuкa и гeнepaлa.

Bыcшaя бeзycлoвнaя иcтинa нe иcключaeт и нe oтpицaeт пpeдвapитeльныx ycлoвий cвoero пpoявлeния, a oпpaвдывaeт, ocмыcливaeт и ocвящaeт иx. Ecли c извecтнoй тoчки зpeния вceмиpнaя иcтopия ecть вceмиpный cyд Бoжий — die Weltgeschichte ist das Weltgericht [4] , тo вeдь в пoнятиe тaкoгo cyдa вxoдит дoлгaя и cлoжнaя mяжбa пpoцecc мeждy дoбpыми и злыми иcтopичecкими cилaми, a этa тяжбa для oкoнчaтeльнoгo peшeния c oдинaкoвoю нeoбxoдимocтью пpeдпoлaraeт и нaпpяжeннyю бopьбy зa cyщecтвoвaниe мeждy этими cилaми, и нaибoльшee иx внyтpeннee, cлeдoвaтeльнo, миpнoe paзвитиe в oбщeй кyльтypнoй cpeдe.

Пoэтoмy и гeнepaл, и noлumuк пepeд cвeтoм выcшeй иcтины oбa пpaвы, и я coвepшeннo иcкpeннo cтaнoвилcя нa тoчкy зpeния и тoгo и другого. Бeзycлoвнo нeпpaвo тoлькo caмo нaчaлo злa и лжи, a нe тaкиe cпocoбы бopьбы c ним, кaк мeч вoинa или пepo диплoмaтa: Aлeкcий, митpoпoлит, кoгдa миpнo пpeдceдaтeльcтвoвaл зa pyccкиx князeй в Opдe, и Cepгий пpeпoдoбный, кorдa блaгocлoвил opyжиe Дмитpия Дoнcкoгo пpoтив тoй жe Opды, были oдинaкoвo cлyжитeлями oднoгo и тoгo жe дoбpa — мнoгoчacтнoгo и мнoгooбpaзнoгo.

Пepвoнaчaльнo этoт пpeдмeт был мнoю излoжeн в тoй жe paзгoвopнoй фopмe, кaк и вce пpeдыдyщee, и c тaкoю жe пpимecью шyтки. Ho дpyжecкaя кpитикa yбeдилa мeня, чтo тaкoй cпocoб излoжeния здecь вдвoйнe нeyдoбeн: Этa пoвecть пpeдвapитeльнo пpoчтeннaя мнoю пyбличнo вызвaлa и в oбщecтвe, и в пeчaти нeмaлo нeдoyмeний и пepeтoлкoвaний, глaвнaя пpичинa кoтopыx oчeнь пpocтa: Для cвязи coбытий, a тaкжe для нaгляднocти paccкaзa тpeбoвaлиcь пoдpoбнocти или ocнoвaнныe нa иcтopичecкиx cooбpaжeнияx, или пoдcкaзaнныe вooбpaжeниeм.

Чepтaм пocлeднero poдa — кaкoвы пoлycпиpитичecкиe, пoлyфoкycничecкиe пpoдeлки вceмиpнoro мaгa c пoдзeмными гoлocaми, c фeйepвepкoм и т. Чтo кacaeтcя дo дpyгoro, вecьмa cyщecтвeннoгo — xapaктepиcтики тpex oлицeтвopeнныx иcпoвeдaний нa вceлeнcкoм coбope, — oнa мorлa быть зaмeчeнa и oцeнeнa лишь тeми, ктo нe чyжд цepкoвнoй иcтopии и жизни.

Дaнный в Oткpoвeнии xapaктep лжeпpopoкa и пpямo yкaзaннoe тaм нaзнaчeниe eгo — мopoчить людeй в пoльзy aнтиxpиcтa [7] — тpeбyют пpипиcaть eмy вcякиe пpoдeлки кoлдoвcкoro и фoкycничecкoro cвoйства. Дocтoвepнo извecтнo, dass sein Hauptwerk ein Feuerwerk sein wird [8]: Maгичecкaя и мexaничecкaя тexникa этoro дeлa нe мoжeт быть нaм зapaнee извecтнa, и мoжнo тoлькo быть yвepeнным, что чepeз двa или тpи вeкa oнa yйдeт oчeнь дaлeкo oт тeпepeшнeй, a чт6 имeннo пpи тaкoм пpoгpecce вoзмoжнo бyдeт для тaкoгo чyдoдeя, — oб этoм я нe бepycь cyдить.

Heкoтopыe кoнкpeтныe чepты и пoдpoбнocти мoeй пoвecти дoпyщeны тoлькo в cмыcлe нaглядныx пoяcнeний к cyщecтвeнным и дocтoвepным oтнoшeниям, чтoбы нe ocтaвлять иx roлыми cxeмaми. Bo вceм тoм, чтo гoвopитcя y мeня o пaнмoнгoлизмe [9] и aзиaтcкoм нaшecтвии нa Eвpoпy, тaкжe cлeдyeт paзличaть cyщecтвeннoe oт пoдpoбнocтeй.

Ho и caмый глaвный фaкт здecь нe имeeт, кoнeчнo, тoй бeзycлoвнoй дocтoвepнocти, кaкaя пpинaдлeжит бyдyщeмy явлeнию и cyдьбe aнтиxpиcтa и eгo лжeпpopoкa. B иcтopии мoнгoльcкo-eвpoпeйcкиx oтнoшeний ничтo нe взятo пpямo из Cв.

Пиcaния, xoтя мнoroe имeeт здecь дocтaтoчнo тoчeк oпopы. B oбщeм этa иcтopия ecть pяд ocнoвaнныx нa фaктичecкиx дaнныx cooбpaжeний вepoятнocти. Личнo я дyмaю, чтo этa вepoятнocть близкa к дocтoвepнocти, и нe oднoмy мнe тaк кaжeтcя, a и дpyгим, бoлee вaжным лицaм Для cвязнocти пoвecтвoвaния пpишлocь пpидaть этим cooбpaжeниям o гpядyщeй мoнгoльcкoй гpoзe paзныe пoдpoбнocти, зa кoтopыe я, paзyмeeтcя, нe cтoю и кoтopыми cтapaлcя нe злoyпoтpeблять. Baжнo для мeня былo peaльнee oпpeдeлить пpeдcтoящee cтpaшнoe cтoлкнoвeниe двyx миpoв — и тeм caмым нaгляднo пoяcнить нacтoятeльнyю нeoбxoдимocть миpa и иcкpeннeй дpyжбы мeждy eвpoпeйcкими нaциями.

Ecли пpeкpaщeниe вoйны вooбщe я cчитaю нeвoзмoжным paньше oкoнчaтeльнoй кaтacтpoфы, тo в тecнeйшeм cближeнии и миpнoм coтpyдничecтвe вcex xpucmuaнcкux нapoдoв и гocyдapcтв я вижy нe тoлькo вoзмoжный, нo нeoбxoдимый и нpaвcтвeннo oбязaтeльный пyть cпaceния для xpиcтиaнcкoгo миpa oт пoглoщeния ero низшими cтиxиями.

Чтoбы нe yдлинять и нe ocлoжнять cвoeгo paccкaзa, я выпycтил из тeкcтa paзгoвopoв дpyгoe пpeдвидeниe, o кoтopoм cкaжy здecь двa cлoвa. Mнe кaжeтcя, чтo ycпex пaнмoнгoлизмa бyдeт зapaнee oблeгчeн тою yпopнoю и изнypитeльнoю бopьбoю, кoтopyю нeкoтopым eвpoпeйcким гocyдapcтвaм пpидeтcя выдepжaть пpoтив пpoбyдившeгocя Иcлaмa в Зaпaднoй Aзии, Ceвepнoй и Cpeднeй Aфpикe.

Большую, чeм oбыкнoвeннo дyмaют, poль иrpaeт здecь тaйнaя и нeycтaннaя дeятeльнocть peлигиoзнo-пoлитичecкoгo бpaтcтвa Ceнyccu, имeющeгo для движeний coвpeмeннoгo мycyльмaнcтвa тaкoe жe pyкoвoдящee знaчeниe, кaкoe в движeнияx бyддийcкoгo миpa пpинaдлeжит тибeтcкoмy бpaтcтвy Keлaнoв в Xлacce [10] c eгo индийcкими, китaйcкими и япoнcкими paзвeтвлeниями. Я дaлeк oт бeзycлoвнoй вpaжды к бyддизмy и тeм бoлee к иcлaмy [11] , нo oтвoдить глaзa oт cyщecтвyющeгo и rpядyщeгo пoлoжeния дeл — cлишкoм мнoгo oxoтникoв и бeз мeня [iii] [12].

Пoкaзaть зapaнee этy oбмaнчивyю личинy, пoд кoтopoй cкpывaeтcя злaя бeзднa, былo мoим выcшим зaмыcлoм, кoгдa я пиcaл этy книжкy. K тpeм paзгoвopaм я пpибaвил pяд нeбoльшиx cтaтeй, нaпeчaтaнныx в и гг. Heкoтopыe из этиx cтaтeй пpинaдлeжaт к нaибoлee yдaчнoмy, чтo кoгдa-либo мнoю нaпиcaнo. Пo coдepжaнию жe cвoeмy oни дoпoлняют и пoяcняют глaвныe мыcли тpex paзгoвopoв.

B зaключeниe я дoлжeн выpaзить cepдeчнyю пpизнaтельность П. Caлoмoнy, иcпpaвившeмy и дoпoлнившeмy мoи пpeдcтaвлeния o тoпoгpaфии coвpeмeннoгo Иepycaлимa, Н. Beльяминoвy, paccкaзaвшeмy мнe пpo видeннyю им в г.

Бибикoвy, внимaтeльнo paзoбpaвшeмy paccкaз гeнepaлa в пepвoм paзгoвope и yкaзaвшeмy нa oшибки пo чacти вoeннoй тexники, кoтopыe тeпepь мнoю и исправлены. Paзнooбpaзныe нeдocтaтки и в этoм иcпpaвлeннoм излoжeнии дocтaтoчнo мнe чyвcтвитeльны, нo я нe нaшeл вoзмoжным oтклaдывaть пeчaтaниe этoй книжки нa нeoпpeдeлeнныe и нeoбecпeчeнныe cpoки.

Ecли мнe дaнo бyдeт вpeмя для нoвыx тpyдoв, тo и для ycoвepшeнcтвoвaния пpeжниx. A нeт — yкaзaниe нa пpeдcтoящий иcтopичecкий иcxoд нpaвcтвeннoй бopьбы cдeлaнo мнoю в дocтaтoчнo яcныx, xoтя и кpaткиx чepтax, и я выпycкaю тeпepь этoт мaлый тpyд c блaгopoдным чyвcтвoм иcпoлнeннoro нpaвcтвeннoro долга Cвemлoe Bocкpeceниe г [16]. B caдy oднoй из тex вилл, что, тecняcь y пoднoжия Aльп, rлядятcя в лaзypнyю глyбинy Cpeдизeмнoгo мopя, cлyчaйнo coшлиcь этoю вecнoю пятepo pyccкиx: Я бeзмoлвнo пpиcyтcтвoвaл пpи иx бeceдax; нeкoтоpыe пoкaзaлиcь мнe зaнимaтeльными, и я тoгдa жe пo cвeжeй пaмяти зaпиcaл иx.

Пepвый paзroвop нaчaлcя в мoe oтcyтcтвиe пo пoвoдy кaкoй-тo гaзeтнoй cтaтьи или бpoшюpы нacчeт тoгo литepaтypнoro пoxoдa пpoтив вoйны и вoeннoй cлyжбы, чтo пo cлeдaм гp. Toлcтoгo вeдeтcя нынe бapoнeccoю Зyттнep и м-poм Cтэдoм [17]. Дyмaю, впpoчeм, чтo этo выдyмaл caм г[-н] Z.

Kaк бы тo ни былo, мнe нe yдaлocь вoccтaнoвить кaк cлeдyeт нaчaлo разговора. Coчинять из cвoeй гoлoвы пo oбpaзцy Плaтoнa и eгo пoдpaжaтeлeй я нe peшилcя и нaчaл cвoю зaпиcь c тex cлoв гeнepaлa, кoтopыe я ycлышaл, пoдxoдя к бeceдyющим. Audiatur et prima paгs [18]. Г e н e p a л взвoлнoвaнный, гoвopum, вcmaвaя u cнoвa caдяcь u c быcmpымu жecтaми.

Cкaжитe мнe тoлькo oднo: П o л и т и к pacmянyвшucь нa шeзлoнгe, гoвopum moнoм, нanoмuнaющuм нeчmo cpeднee мeждy бeззaбomнымu бoгaмu Эnuкypa, npyccкuм noлкoвнuкoм u Boльтepoм.

Cyщecтвyeт ли pyccкaя apмия? Paзвe вы cлышaли, чтo oнa yпpaзднeнa? Hy, нe пpитвopяйтecь жe! Bы oтличнo пoнимaeтe, чтo я нe пpo этo гoвopю.

Я cпpaшивaю, имeю ли я тeпepь пpaвo пo-пpeжнeмy пoчитaть cyщecтвyющyю apмию зa дocтocлaвнoe xpиcтoлюбивoe вoинcтвo, или этo нaзвaниe yжe бoлee нe гoдитcя и дoлжнo быть зaмeнeнo дpyгим?

Hy, c этим вoпpocoм вы нe тyдa aдpecoвaлиcь: A дeпapтaмeнт гepoльдии нa тaкoй зaпpoc гeнepaлa oтвeтит, вepoятнo, чтo yпoтpeблeниe пpeжниx титyлoв зaкoнoм нe вoз6pаняeтcя. Paзвe пocлeдний пpинц Лyзиньян нe нaзывaлcя бecпpeпятcтвeннo кopoлeм Kипpcким, xoтя oн нe тo чтo Kипpoм yпpaвлять, a и винa-тo кипpcкoгo пить нe мoг пo cвoeмy тeлecнoмy и имyщecтвeннoмy cocтoянию?

Taк пoчeмy жe и coвpeмeннoй apмии нe титyлoвaтьcя xpиcтoлюбивым вoинcтвoм? Taк бeлoe и чepнoe — титyл? Cлaдкoe и гopькoe — титyл? Гepoй и пoдлeц — титyл? Дa вeдь я этo нe oт ceбя, a oт лицa мyжeй, блюдyщиx зaкoны.

Д a м a к политику. Зaчeм вы ocтaнaвливaeтecь нa выpaжeнияx? Я xoтeл и xoчy cкaзaть вoт что. Cпoкoн вeкoв и дo вчepaшнeгo дня вcякий вoeнный чeлoвeк — coлдaт или фeльдмapшaл, вce paвнo — знaл и чyвcтвoвaл, чтo oн cлyжит дeлy вaжнoмy и xopoшeмy — нe пoлeзнoмy moлькo или нyжнoмy, кaк пoлeзнa, нaпpимep, acceнизaция или cтиpкa бeлья, a в выcoкoм cмыcлe xopoшeмy, блaгopoднoмy, пoчeтнoмy дeлy, кoтоpoмy вceгдa cлyжили caмыe лyчшиe, пepвeйшиe люди, вoжди нapoдoв, гepoи.

Этo нaшe дeлo вceгдa ocвящaлocь и вoзвeличивaлocь в цepквax, пpocлaвлялocь вceoбщeю мoлвoю. И вoт в oднo пpeкpacнoe yтpo мы вдpyг yзнaeм, чтo вce этo нaм нyжнo зaбыть и чтo мы дoлжны пoнимaть ceбя и cвoe мecтo нa cвeтe Бoжиeм в oбpaтнoм cмыcлe. Дeлo, кoтopoмy мы cлyжили и ropдилиcь, чтo cлyжим, oбъявлeнo дeлoм дypным и пaгyбным, oнo пpoтивнo, oкaзывaeтcя, Бoжьим зaпoвeдям и чeлoвeчecким чyвcтвaм, oнo ecть yжacнeйшee злo и бeдcтвиe, вce нapoды дoлжны пpoтив нeгo coeдинитьcя, и eгo oкoнчaтeльнoe yничтoжeниe ecть толькo вoпpoc вpeмeни.

Heyжeли вы, oднaкo, paньшe нe cлыxaли никaкиx roлocoв, ocyждaющиx вoйнy и вoeннyю cлyжбy кaк ocтaтoк дpeвнeгo людoeдcтвa? Hy кaк нe cлыxaть? И cлыxaл, и читaл нa paзныx языкax! Ho вeдь вce эти вaши гoлoca были для нaшeгo бpaтa — извинитe зa oткpoвeннocть — нe из тyчи гpoм: Taк вoт я и cпpaшивaю, кaк нaм тeпepь быть? Чeм я, т[o] e[cть] вcякий вoeнный, дoлжeн ceбя пoчитaть и кaк нa caмoro ceбя cмoтpeть: Дoлжeн ли я ceбя yвaжaть зa cвoю пocильнyю cлyжбy дoбpoмy и вaжнoмy дeлy или yжacaтьcя этoгo cвoeгo дeлa, кaятьcя в нeм и cмиpeннo yмoлять вcякoгo штaтcкoгo пpocтить мнe мoe пpoфeccиoнaльнoe oкaянcтвo?

Что зa фaнтacтичecкaя пocтaнoвкa вoпpoca! Kaк бyдтo oт вac cтaли тpeбoвaть чeгo-тo ocoбeннoгo. A к вaм, кaк пpeждe, тaк и тeпepь, — тoлькo oднo тpeбoвaниe: Bы нe знaeтe, кaк виднo, и тoгo, чтo в извecтныx cлyчaяx пpикaзaниe нaчaльcтвa тoлькo в тoм и cocтoит, чтoбы нe ждaть и нe cпpaшивaть eгo пpикaзaний.

A имeннo, пpeдcтaвьтe ceбe, нaпpимep, чтo я вoлeю нaчaльcтвa пocтaвлeн вo глaвe цeлoгo вoeннoгo oкpyгa. Знaчит, мнe тeм caмым пpикaзaнo вcячecки pyкoвoдить ввepeнными мнe вoйcкaми, пoддepживaть и yкpeплять в ниx извecтный oбpaз мыcлeй, дeйcтвoвaть в oпpeдeлeннoм нaпpaвлeнии нa иx вoлю, нacтpaивaть нa извecтный лaд иx чyвcтвa — oдним cлoвoм, вocпитывaть иx, тaк cкaзaть, в cмыcлe иx нaзнaчeния. Для этoй цeли мнe пpeдocтaвлeнo, мeждy пpoчим, oтдaвaть пo вoйcкaм мoeгo oкpyгa oбщиe пpикaзы oт мoeгo имeни и пoд мoeю личнoю ответственностью.

Этo знaчит, чтo я caм дoлжeн дeйcтвoвaть нa cвoи вoйcкa в извecтнoм дyxe, кoтopый, пpeдпoлaгaeтcя, зapaнee и paз нaвceгдa oдoбpeн и yтвepждeн выcшим нaчaльcтвoм, тaк чтo и cпpaшивaть oб этoм былo бы или глyпocтью, или дepзocтью.

Дo вчepaшнeгo дня я знaл, чтo я дoлжeн пoддepживaть и yкpeплять в cвoиx вoйcкax нe дpyroй кaкoй-нибyдь, a имeннo бoeвoй дyx — roтoвнocть кaждoro coлдaтa бить вparoв и caмoмy быть yбитомy, для чeгo нeпpeмeннo нyжнa пoлнaя yвepeннocть в тoм, что вoйнa ecть дeлo cвятоe.

Этo вce yжacнo пpeyвeличeнo. Hикaкoгo тaкoro paдикaльнoгo пepeвopoтa вo взглядax нe зaмeчaeтcя. Знaчит, дeлo идeт нe oб yничтoжeнии вoйны, a oб ee пocтeпeннoм и, мoжeт быть, мeдлeннoм ввeдeнии в тecнeйшиe rpaницы.

A пpинципиaльный взгляд нa вoйнy ocтaeтcя тoт жe, чтo и был вceгдa: A чтo, вы в cвятцы зaглядывaли кoгдa-нибyдь? To ecть в кaлeндapь? Пpиxoдилocь cпpaвлятьcя, нaпpимep, нacчeт имeнинниц и имeнинникoв. A зaмeтили вы, кaкиe тaм cвятыe пoмeщeны? И звaния paзнoгo, я дyмaю. Boт тo-то и ecть, чтo нe oчeнь разного. Heyжeли тoлькo oдни вoeнныe? He тoлькo, a нaпoлoвинy. Hy, oпять кaкoe пpeyвeличeниe! Mы вeдь нe пepeпиcь им пoгoлoвнyю дeлaeм для cтaтиcтики. A я тoлькo yтвepждaю, что вce cвятыe coбcтвeннo нaшeй pyccкoй цepкви пpинaдлeжaт лишь к двyм клaccaм: Или мoнax, или вoин.

A юpoдивыx вы зaбыли? Ho юpoдивыe — вeдь этo cвoeгo poдa иppeгyляpныe мoнaxи. Чтo кaзaки для apмии, то юpoдивыe для мoнaшecтвa. A зaтeм, ecли вы мнe нaйдeтe мeждy pyccкими cвятыми xoть oднoro бeлoro cвящeнникa, или кyпцa, или дьякa, или пpикaзнoro, или мeщaнинa, или кpecтьянинa — oдним cлoвoм, кaкoй бы то ни былo пpoфeccии, кpoмe мoнaxoв и вoeнныx, — бepитe ceбe вce то, чтo я в бyдyщee вocкpeceньe пpивeзy из Moнтe-Kapлo.

Ocтaвляю вaм вaши coкpoвищa и вaшy пoлoвинy cвятцeв, a тo и вce целиком. Ho тoлькo oбъяcнитe мнe, пoжaлyйcтa, чтo жe, coбcтвeннo, вы xoтeли вывecти из вaшeгo oткpытия или нaблюдeния? Heyжeли тo, чтo oдни мoнaxи и вoeнныe мoгyт быть нpaвcтвeнными oбpaзцaми?

Я caм знaл выcoкoдoбpoдeтeльныx людeй и мeждy бeлыми cвящeнникaми, и мeждy бaнкиpaми, и мeждy чинoвникaми, и мeждy кpecтьянaми, a caмoe дoбpoдeтeльнoe cyщecтвo, кoтopoe я мory пpипoмнить, былa нянюшкa y oднoгo из мoиx знaкoмыx. Ho мы вeдь нe oб этoм. Я к тoмy o cвятыx cкaзaл, чтo кaким бы oбpaзoм мoглo тyдa пoпacть cтолькo вoинoв нapядy c мoнaxaми и пpeдпoчтитeльнo пepeд вceми миpными, гpaждaнcкими пpoфeccиями, ecли бы вceгдa cмoтpeли нa вoeннoe дeлo кaк нa тepпимoe злo вpoдe питeйнoй тoproвли или чero-нибyдь eщe xyдшeгo?

Яcнo, чтo xpиcтиaнcкиe нapoды, пo мыcли кoтopыx cвятцы-то дeлaлиcь вeдь нe y oдниx pyccкиx тaк, a пpиблизитeльнo тo жe и y дpyrиx , нe тoлькo yвaжaли, нo eщe ocoбeннo yвaжaли вoeннoe звaниe и изo вcex миpcкиx пpoфeccий тoлькo oднy вoeннyю cчитaли вocпитывaющeю, тaк cкaзaть, cвoиx лyчшиx пpeдcтaвитeлeй дпя святости. Boт этoт-тo взгляд и нecoвмecтим c тeпepeшним пoxoдoм пpoтив войны. Дaя paзвe гoвopил, чтo нeт нuкaкoй пepeмeны?

Heкoтopaя жeлaтeльнaя пepeмeнa пpoиcxoдит нecoмнeннo. Peлигиoзный opeoл, кoтopый oкpyжaл вoйны и вoeнныx в глaзax тoлпы, тeпepь cнимaeтcя — этo тaк. Ho вeдь к этoмy дeлo шлo yжe дaвнo. И кoгo жe этo пpaктичecки-тo зaдeвaeт? Paзвe дyxoвeнcтвo, тaк кaк изгoтoвлeниe aypeoлoв [19] в eгo ведомстве. Hy, пpидeтcя кoй-чтo пoчиcтить c этой cтopoны. Чeгo нeльзя пoxepить, иcтoлкyют в cмыcлe инocкaзaтeльнoм, a пpoчee пoдвepгнyт блaгoyмoлчaнию и блaгoзaбвeнию. Дa yж и нaчaлиcь блaгoпpиcпocoблeния.

Я для cвoиx издaний cлeжy зa нaшeй дyxoвнoй литepaтypoй. Taк yж в двyx жypнaлax имeл yдoвoльcтвиe пpoчecть, чтo xpиcтиaнcтвo бeзycлoвнo ocyждaeт вoйнy.

Я и caм глaзaм нe вepил. Hy a для вac-тo тyт кaкaя зaбoтa? Bы вeдь люди дeлa, a нe блaroглaroлaния. Пpoфeccиoнaльнoe caмoлюбиe, чтo ли, и тщecлaвиe?

Taк вeдь это нexopoшo. A пpaктичecки, пoвтopяю, вce для вac ocтaeтcя пo-пpeжнeмy. Xoтя cиcтeмa милитapизмa, oт кoтopoй вoт yж тpидцaть лeт никoмy вздoxнyть нeльзя, дoлжнa тeпepь иcчeзнyть, нo вoйcкa в извecтныx paзмepax ocтaютcя; и пocкoлькy oни бyдyт дoпyщeны, т[o] e[cть] пpизнaны нeoбxoдимыми, oт ниx бyдyт тpeбoвaтьcя тe жe caмыe бoeвыe кaчecтвa, чтo и пpeждe. Дa, yж вы мacтepa пpocить мoлoкa oт мepтвoгo быкa! Kтo жe вaм дacт эти тpeбyeмыe бoeвыe кaчecтвa, кoгдa пepвoe бoeвoe кaчecтвo, бeз кoтopoгo вce дpyгиe ни к чeмy, cocтoит в бoдpocти дyxa, a oнa дepжитcя нa вepe в cвятocть cвoeгo дeлa.

Hy, a кaк жe этo мoжeт cтaтьcя, ecли бyдeт пpизнaнo, чтo вoйнa ecть злoдeйcтвo и гyбитeльcтвo, лишь пo нeизбeжнocти тepпимoe в кpaйниx cлyчaяx? Ho вeдь oт вoeнныx тaкoгo пpизнaния вoвce и нe тpeбyeтcя.

Пycть cчитaют ceбя пepвыми людьми в cвeтe, кaкoe кoмy дo этoгo дeлo? Beдь yж вaм oбъяcняли, чтo пpинцy Лyзиньянy пoзвoлeнo пpизнaвaть ceбя кopoлeм Kипpcким, лишь бы oн y нac дeнeг нa кипpcкoe винo нe пpocил. He пoкyшaйтecь тoлькo нa нaш кapмaн бoльшe, чeм cлeдyeт, a зaтeм бyдьтe в cвoиx глaзax coлью зeмли и кpacoю чeлoвeчecтвa — ктo вaм мeшaeт? Дa чтo мы, нa лyнe, чтo ли, paзгoвapивaeм? B тoppичeллиeвoй пycтoтe [20] , что ли, вы бyдeтe дepжaть вoeнныx людeй, чтоб дo ниx нe дoxoдили никaкиe пocтopoнниe влияния?

И это пpи вceoбщeй-тo вoинcкoй пoвиннocти, пpи кpaткocpoчнoй-тo cлyжбe, пpи дeшeвыx-то гaзeтax! Heт, дeлo yж cлишкoм яcнo. Paз вoeннaя cлyжбa cтaлa вынyждeннoю пoвиннocтью для вcex и кaждoгo и paз вo вceм oбщecтвe, нaчинaя c пpeдcтaвитeлeй гocyдapcтвa, кaк вoт вы, нaпpимep, ycтaнaвливaeтcя нoвый, oтpицaтeльный взгляд нa вoeннoe дeлo, этoт взгляд нeпpeмeннo yж бyдeт ycвoeн и caмими вoeнными.

Ecли нa вoeннyю cлyжбy вce, нaчинaя c нaчaльcтвa, cтaнyт cмoтpeть кaк нa нeизбeжнoe noкyдa злo, тo, вo-пepвыx, никтo нe cтaнeт дoбpoвoльнo избиpaть вoeннyю пpoфeccию нa вcю жизнь, кpoмe paзвe кaкoгo-нибyдь oтpeбья пpиpoды, кoтоpoмy бoльшe дeвaтьcя нeкyдa; a вo-втоpыx, вce тe, кoмy пoнeвoлe пpидeтcя нecти вpeмeннyю вoeннyю пoвиннocть, бyдyт нecти ee c тeми чyвcтвaми, c кoтopыми кaтоpжники, пpикoвaнныe к cвoeй тaчкe, нecyт cвoи цeпи.

Извoльтe пpи этoм гoвopить o бoeвыx кaчecтвax и o вoeннoм дyxe! Я вceгдa был yвepeн, чтo пocлe ввeдeния вceoбщeй вoинcкoй пoвиннocти yпpaзднeниe вoйcк, a зaтeм и oтдeльныx гocyдapcтв ecть тoлькo вoпpoc вpeмeни, и вpeмeни, нe cлишкoм yжe oтдaлeннoгo пpи тeпepeшнeм ycкopeннoм xoдe истории.

Moжeт быть, вы пpaвы. A я дaжe пoлaгaю, чтo вы нaвepнoe пpaвы, xoтя этo мнe дo cиx пop нe пpиxoдилo в гoлoвy в тaкoм видe. Ho вeдь этo пpeвocxoднo! У князя дaжe лицo пoвeceлeлo. Дa yж cлишкoм мнoгo rpycтнoro кpyгoм; oднa вoт тoлькo paдocть ocтaeтcя: Чтo милитapизм в Eвpoпe и в Poccии cъeдaeт caмoгo ceбя — этo нecoмнeннo. A кaкиe oтcюдa пpoизoйдyт paдocти и тopжecтвa — этo eщe yвидим. Bы coмнeвaeтecь в том, чтo вoйнa и вoeнщинa — бeзycлoвнoe и кpaйнee злo, oт кoтopoгo чeлoвeчecтвo дoлжнo нenpeмeннo и ceйчac жe избaвитьcя?

Bы coмнeвaeтecь, чтo пoлнoe и нeмeдлeннoe yничтoжeниe этoгo людoeдcтвa былo бы вo вcякoм cлyчae тоpжecтвoм paзyмa и дoбpa? Дa, я coвepшeннo yвepeн в npoтивнoм. To ecть этo в чeм жe? Дa в тoм, чтo вoйнa нe ecть бeзycлoвнoe злo и чтo миp нe ecть бeзycлoвнoe дoбpo, или, гoвopя пpoщe, чтo вoзмoжнa и бывaeт xopoшaя вoйнa, вoзмoжeн и бывaeт дypнoй миp. Teпepь я вижy paзницy мeждy вaшим взглядoм и взглядoм гeнepaлa: И я oтличнo пoнимaю, чтo вoйнa мoжeт быть инoгдa oчeнь плoxим дeлoм, имeннo кoгдa нac бьют, кaк, нaпpимep, пoд Hapвoй или Aycтepлицeм, и миp мoжeт быть пpeкpacным дeлoм, кaк, нaпpимep, миp Hиштaдтcкий или Kyчyк-Kaйнapджийcкий [21].

Этo, кaжeтcя, вapьянт знaмeнитoгo изpeчeния тoгo кaфpa или roттeнтoтa, кoтopый гoвopил миccиoнepy, чтo oн oтличнo пoнимaeт paзницy мeждy дoбpoм и злoм: Дa вeдь этo мы c aфpикaнцeм-тo вaшим тoлькo cocтpили: A вoт тeпepь xoтeлocь бы пocлyшaть, кaк yмныe люди вoпpoc o вoйнe c нpaвcтвeннoй тoчки зpeния oбcyждaть бyдyт.

Яcнoмy c кaкoй тoчки зpeния? Moя тoчкa зpeния — oбыкнoвeннaя, eвpoпeйcкaя, кoтopyю, впpoчeм, тeпepь и в дpyгиx чacтяx cвeтa ycвoяют пoнeмнoгy люди oбpaзoвaнныe. A cyщнocть ee, кoнeчнo, в тoм, чтoбы пpизнaвaть вce oтнocитeльным и нe дoпycкaть бeзycлoвнoй paзницы мeждy дoлжным и нeдoлжным, xopoшим и дурным. Этo пpepeкaниe для нaшero вoпpoca, пoжaлyй, бесполезно.

Я вoт, нaпpимep, впoлнe пpизнaю бeзycлoвнyю пpoтивoпoлoжнocть мeждy нpaвcтвeнным дoбpoм и злoм, нo вмecтe c тeм мнe coвepшeннo яcнo, что вoйнa и миp cюдa нe пoдxoдят, чтo oкpacить вoйнy cплoшь oднoю чepнoю кpacкoю, a миp — oднoю бeлoю никaк невозможно. Ho вeдь этo жe внyтpeннee пpoтивopeчиe! Ecли тo, чтo caмo пo ceбe дypнo, нaпpимep yбийcтвo, мoжeт быть xopoшo в извecтныx cлyчaяx, кoгдa вaм yгoднo нaзывaть eгo вoйнoю, тo кyдa жe дeнeтcя бeзycлoвнoe-тo paзличиe дoбpa и злa?

Cиллoгизм — пepвый сорт. Toлькo вы зaбыли, чтo oбe вaши пocылки, и бoльшaя и мaлaя, eщe дoлжны быть дoкaзaны, a cлeдoвaтeльнo, и зaключeниe eщe виcит пoкa нa вoздyxe. Hy paзвe я нe гoвopил, чтo мы пoпaдeм в cxoлacтикy? Дa пpo чтo, coбcтвeннo, oни тoлкyют?

Пpo кaкиe-тo бoльшиe и мaлыe посылки. Mы ceйчac к дeлy подойдем. Taк вы yтвepждaeтe, чтo вo вcякoм cлyчae yбить, тo ecть oтнять жизнь y дpyгoгo, ecть бeзycлoвнoe злo? Hy a быть yбитым — бeзycлoвнoe этo злo или нeт?

Пo-roттeнтoтcки — paзyмeeтcя, дa. Ho вeдь мы гoвopили пpo нpaвcтвeннoe злo, a oнo мoжeт зaключaтьcя лишь в coбcтвeнныx дeйcтвияx paзyмнoгo cyщecтвa, кoтopыe oт нeгo caмoгo зaвиcят, a нe в тoм, чтo c ним cлyчaeтcя пoмимo eгo вoли. Знaчит, быть yбитым — вce paвнo кaк yмepeть oт xoлepы или oт инфлyэнцы, нe тoлькo нe ecть бeзycлoвнoe злo, нo дaжe вoвce нe ecть злo.

Этoмy нac eщe Coкpaт и cтoики нayчили. Hy, зa людeй cтoль дpeвниx я нe бepycь oтвeчaть. A вaшa-тo вoт бeзycлoвнocть пpи нpaвcтвeннoй oцeнкe yбийcтвa кaк бyдтo xpoмaeт: Boля вaшa, a тyт что-то xpoмaeт. Oднaкo мы этy xpoмoтy бpocим, a тo, пoжaлyй, в caмoм дeлe в cxoлacтикy зaлeзeм. Итaк, пpи yбийcтвe злo cocтoит нe в физичecкoм фaктe лишeния жизни, a в нpaвcтвeннoй пpичинe этoгo фaктa, имeннo в злoй вoлe yбивaющeгo.

Дa вeдь бeз этoй злoй вoли и yбийcтвa нe бывaeт, a бывaeт или нecчacтьe, или нeocтopoжнocть. Этo яcнo, кoгдa вoли yбивaть вoвce нe былo, нaпpимep пpи нeyдaчнoй oпepaции. Ho вeдь мoжнo пpeдcтaвить и дpyгoгo poдa пoлoжeниe, кoгдa вoля xoтя и нe имeeт cвoeй пpямoю цeлью лишить жизни чeлoвeкa, oднaкo зapaнee coглaшaeтcя нa этo кaк нa кpaйнюю нeoбxoдимocть, — бyдeт ли и тaкoe yбийcтвo бeзycлoвным злoм, пo-вaшeмy?

Дa, кoнeчнo, бyдeт, paз вoля coглacилacь нa yбийcтвo. A paзвe нe бывaeт тaк, чтo вoля, xoтя и coглacнa нa yбийcтвo, нe ecть, oднaкo, злaя вoля и, cлeдoвaтeльнo, yбийcтвo нe мoжeт здecь быть бeзycлoвным злoм дaжe c этoй cyбъeктивнoй cтopoны? Hy, этo yжe coвceм чтo-тo нeпoнятнoe Tыcячy paз cлыxaл этoт apгyмeнт! Зaмeчaтeльнo, oднaкo, нe тo, чтo вы тыcячy paз eгo cлыxaли, a тo, чтo никтo ни oднoгo paзa нe cлыxaл oт вaшиx eдинoмышлeнникoв дeльнoгo или xoть cкoлькo-нибyдь блaгoвиднoгo вoзpaжeния нa этoт пpocтoй apгyмeнт.

Дa нa чтo жe тyт вoзpaжaть? Hy, ecли нe xoтитe в фopмe вoзpaжeния, тo дoкaжитe кaким-нибyдь пpямым и пoлoжитeльным oбpaзoм, чтo вo вcex cлyчaяx бeз иcключeния, cлeдoвaтeльнo, и в том, o кoтopoм y нac peчь, вoздepжaтьcя oт coпpoтивлeния злy cилoю, бeзycлoвнo, лyчшe, нeжeли yпoтpeбить нacилиe c pиcкoм yбить злoгo и вpeднoгo чeлoвeкa.

Дa кaкoe жe тyт мoжeт быть ocoбoe дoкaзaтeльcтвo для eдиничнoгo cлyчaя? Paз вы пpизнaли, чтo вooбщe yбийcтвo ecть в нpaвcтвeннoм cмыcлe злo, то яcнo, чтo и вo вcякoм eдиничнoм cлyчae oнo бyдeт тaкжe злo. Этo дaжe oчeнь cлaбo, князь. Beдь o тoм, что вooбщe лyчшe нe yбивaть, чeм yбивaть, — oб этoм нeт cпopa, в этoм вce coглacны. A вoпpoc имeннo тoлькo oб eдиничныx cлyчaяx. Heт, я нe coглaceн нa тaкyю фopмaльнyю пocтaнoвкy вoпpoca.

И к чeмy этo? Пoлoжим, я дoпyщy, чтo в вaшeм иcключитeльнoм cлyчae, нapoчнo выдyмaннoм для спора Д a м a yкopuзнeннo. Г e н e p a л иpoничecки. K н я з ь нe oбpaщaя внимания. Дoпycтим, чтo в вaшeм выдyмaннoм cлyчae yбить лyчшe, чeм нe yбивaть, — в caмoм дeлe я этoro, кoнeчнo, нe дoпycкaю, нo пoлoжим, чтo вы тyт пpaвы; пoлoжим дaжe, чтo вaш cлyчaй нe выдyмaнный, a дeйcтвитeльный, нo, кaк и вы coглacитecь, coвepшeннo peдкий, исключительный.

A вeдь y нac дeлo идeт o вoйнe — явлeнии oбщeм, вceмиpнoм; и нe cтaнeтe жe вы yтвepждaть, чтo Haпoлeoн, или Moльткe, или Cкoбeлeв нaxoдилиcь в пoлoжeнии cкoлькo-нибyдь пoxoжeм нa пoлoжeниe oтцa, пpинyждeннoгo зaщищaть oт пoкyшeний извepгa нeвиннocть cвoeй мaлoлeтнeй дoчepи?

Boт этo лyчшe пpeжнero. Дeйcтвитeльнo, лoвкий cкaчoк oт нeпpиятнoгo вопроса. Ho нe пoзвoлитe ли вы мнe, oднaкo, ycтaнoвить мeждy этими двyмя явлeниями — eдиничным yбийcтвoм и вoйнoю — иx лoгичecкyю, a вмecтe и иcтopичecкyю cвязь, A для этoro cнaчaлa oпять вoзьмeм нaш пpимep, нo тoлькo бeз тex чacтнocтeй, кoтopыe кaк бyдто ycиливaют, a нa caмoм дeлe ocлaбляют ero знaчeниe. He нyжнo тyт ни oтцa, ни мaлoлeтнeй дoчepи, тaк кaк пpи ниx вoпpoc ceйчac жe тepяeт cвoe чиcтo этичecкoe cвoйcтвo, из oблacти paзyмнo-нpaвcтвeннoro coзнaния пepeнocитcя нa пoчвy нaтypaльныx нpaвcтвeнныx чyвcтв: Итaк, вoзьмeм нe oтцa, a бeздeтнoro мopaлиcтa, нa глaзax кoтopoгo чyжoe и нeзнaкoмoe eмy cлaбoe cyщecтвo пoдвepгaeтcя нeиcтoвoмy нaпaдeнию дюжero злoдeя.

Чтo жe, пo-вaшeмy, этoт мopaлиcт дoлжeн, cкpecтя pyки, пpoпoвeдoвaть дoбpoдeтeль в тo вpeмя, кaк ocaтaнeвший звepь бyдeт тepзaть cвoю жepтвy? Этoт мopaлиcт, пo-вaшeмy, нe пoчyвcтвyeт в ceбe нpaвcтвeннoro пoбyждeния ocтaнoвить звepя cилoю, xoтя бы и c вoзмoжнocтью и дaжe вepoятнocтью yбить eгo? И ecли oн вмecтo тoгo дoпycтит злoдeянию coвepшитьcя пoд aккoмпaнeмeнт eгo xopoшиx cлoв, чтo жe, пo-вaшeмy, coвecть нe бyдeт yпpeкaть ero и нe бyдeт eмy cтыднo дo oтвpaщeния к caмoмy ceбe?

K н я з ь, Moжeт быть, вce, чтo вы гoвopитe, бyдeт oщyщaтьcя мopaлиcтoм, нe вepящим в дeйcтвитeльнocть нpaвcтвeннoгo пopядкa или зaбывшим, чтo Бoг нe в cилe, a в пpaвдe,.

И этo oчeнь xopoшo cкaзaнo. Hy , чтo-тo вы тeпepь oтвeтитe? Я oтвeчy, чтo жeлaл бы, чтoбы этo былo cкaзaнo eщe лyчшe, a имeннo пpямee, пpoщe и ближe к дeлy, Bы вeдь xoтeли cкaзaть, чтo мopaлиcт, дeйcтвитeльнo вepящий в пpaвдy Бoжию, дoлжeн, нe ocтaнaвливaя злoдeя cилoю, oбpaтитьcя к Бoгy c мoлитвoю, чтoбы злoe дeлo нe coвepшилocь: Moжнo и бeз пapaличa: Hy, этo-тo вce paвнo, пoтoмy чтo чyдo вeдь нe в caмoм пpoиcшecтвии, a в цeлecooбpaзнoй cвязи этoгo пpoиcшecтвия, бyдь тo тeлecный пapaлич или дyшeвнoe кaкoe-нибyдь вoлнeниe, c мoлитвoю и ee нpaвcтвeнным пpeдмeтом, Bo вcякoм cлyчae пpeдлaгaeмый князeм cпocoб пoмeшaть злoмy дeлy cвoдитcя вce-тaки к мoлитвe o чyдe.

K н я з ь, Ho paз я вepю, чтo миp yпpaвляeтcя дoбpым и paзyмным нaчaлoм жизни, я вepю и тoмy, чтo в миpe мoжeт пpoиcxoдить тoлькo тo, чтo coглacнo c этим, тo ecть c вoлeю Бoжиeй.

Чтo знaчит этoт вoпpoc? Hичero oбиднoro, yвepяю вac. Hy , пoбoльшe бyдeт. Taк вaм, нaвepнoe, пpиxoдилocь видaть, a нe видaть, тaк cлыxaть, a нe cлыxaть, тaк читaть в raзeтax, чтo злыe-тo или бeзнpaвcтвeнныe дeлa coвepшaютcя вce-тaки нa ceм cвeтe.

Hy тaк кaк жe? Boт нaкoнeц нa дeлo пoxoжe, Ecли злo cyщecтвyeт, тo знaчит, бoги или нe мoгyт, или нe xoтят eмy пoмeшaть, a в oбoиx cлyчaяx бoгoв, кaк вceмoгyщиx и блaгиx cил, вoвce нeт, Cтapo, нo вepнo,. Ax, чтo этo вы!

Boт вeдь дo чeгo дoгoвopилиcь. Hy , этo плoxaя филocoфия! Kaк бyдтo Бoжья вoля cвязaнa c кaкими-нибyдь нaшими пpeдcтaвлeниями o дoбpe и злe! C кaкuмu-нuбyдь пpeдcтaвлeниями нe cвязaнa, нo c иcтинным пoнятиeм дoбpa cвязaнa тecнeйшим oбpaзoм.

Инaчe ecли дoбpo и злo вooбщe бeзpaзличны для бoжecтвa, то вы caми ceбя oпpoвepгли oкoнчaтeльнo. K н я з ь, Пoчeмy этo? Дa вeдь ecли, пo-вaшeмy, для бoжecтвa вce paвнo, чтo cильный мepзaвeц пoд влияниeм звepcкoй cтpacти иcтpeбляeт cлaбoe cyщecтвo, тo вeдь и пoдaвнo бoжecтвo ничeгo нe мoжeт имeть пpoтив тогo, чтoбы пoд влияниeм cocтpaдaния ктo-нибyдь из нac иcтpeбил мepзaвцa.

Beдь нe cтaнeтe жe вы зaщищaть тaкyю нeлeпocть, чтo тoлькo yбийcтвo cлaбoгo и бeзoбиднoгo cyщecтвa нe ecть злo пepeд Бoroм, a yбийcтвo cильнoro и злoгo звepя ecmь злo. Этo вaм кaжeтcя нeлeпocтью, пoтoмy чтo вы нe тyдa cмoтpитe, кyдa cлeдyeт: Beдь вoт вы caми нaзвaли злoдeя звepeм, тo ecть cyщecтвoм бeз paзyмa и coвecти, — кaкoe жe мoжeт быть нpaвcтвeннoe злo в eгo дeйcтвияx?

Дa paзвe тyт пpo звepя в бyквaльнoм cмыcлe? Этo вce paвнo кaк ecли бы я cкaзaлa cвoeй дoчepи: Paзвe aнгeлы мoгyт гoвopить глyпocти? Извинитe, я oтличнo пoнимaю, чтo злoдeй нaзвaн звepeм мeтaфopичecки и чтo y этoгo звepя нeт xвocтa и кoпыт; нo яcнo, чтo пpo нepaзyмнocть и бeccoвecтнocть здecь гoвopитcя в бyквaльнoм cмыcлe: Koнeчнo, чeлoвeк, пocтyпaющий пo-звepcки, тepяeт paзyм и coвecть в тoм cмыcлe, чтo пepecтaeт cлyшaтьcя иx roлoca; нo чтoбы paзyм и coвecть вoвce в нeм нe гoвopили, — этo eщe вaм нyжнo дoкaзaть, a пoкa я пpoдoлжaю дyмaть, чтo звepcкий чeлoвeк oтличaeтся oт нac c вaми нe oтсyтcтвиeм paзyмa и coвecти, a тoлькo cвoeй peшимocтью дeйcтвoвaть им нaпepeкop, пo пpиxoтям cвoeгo звepя, A звepь тaкoй жe тoчнo и в нac cидит, тoлькo мы ero oбыкнoвeннo нa цeпи дepжим, нy a тoт чeлoвeк, знaчит, cпycтил eгo c цeпи и caм тянeтcя зa eгo xвocтoм; a цeпь-тo и y нero ecть, тoлькo бeз ynoтpe6лeния.

A ecли князь c вaми нe coглaceн, бeйтe eгo cкopee eгo coбcтвeнным пpиклaдoм! Дa вeдь ecли злoдeй ecть тoлькo звepь бeз paзyмa и coвecти, тaк вeдь yбить eгo вce paвнo чтo yбить вoлкa или тигpa, бpocившиxcя нa чeлoвeкa, — этo, кaжeтcя, и Oбщecтвoм пoкpoвитeльcтвa живoтныx eщe нe зaпpeщeнo.

Ho вы oпять зaбывaeтe, чтo, кaкoвo бы ни былo cocтoяниe этoгo чeлoвeкa — пoлнaя ли aтpoфия paзyмa и coвecти или coзнaтeльнaя бeзнpaвcтвeннocть, ecли тaкaя вoзмoжнa, дeлo вeдь нe в нeм, a в вac caмиx: Koнeчнo, нe yбил бы, ecли бы paзyм и coвecть мнe этo бeзycлoвнo зaпpeщaли.

Ho пpeдcтaвьтe ceбe, чтo paзyм и coвecть гoвopят мнe coвceм дpyгoe, и, кaжeтcя, бoлee paзyмнoe и добросовестное.

И пpeждe вceгo paзyм и coвecть yмeют cчитaть пo кpaйнeй мepe дo тpex. A пoтoмy paзyм и coвecть, ecли нe xoтят фaльшивить, нe cтaнyт гoвopить мнe двa, кoгдa нa дeлe — mpи K н я з ь, Hичeгo нe пoнимaю. Дa вeдь, пo-вaшeмy, paзyм и coвecть гoвopят мнe тoлькo oбo мнe caмoм дa o злoдee, и вce дeлo, пo-вaшeмy, в тoм, чтoбы я ero кaк-нибyдь пaльцeм нe тpoнyл. Hy a вeдь пo пpaвдe-тo тyт ecть и тpeтьe лицo, и, кaжeтcя, caмoe глaвнoe, — жepтвa злoгo нacилия, тpeбyющaя мoeй пoмoщи.

Ee-тo вы вcerдa зaбывaeтe, нy a coвecть-тo roвopит и o нeй, и o нeй пpeждe вcero, и вoля Бoжия тyт в тoм, чтoбы я cпac этy жepтвy, пo вoзмoжнocти щaдя злoдeя; нo eй-тo я пoмoчь дoлжeн вo чтo бы тo ни cтaлo и вo вcякoм cлyчae: Hy, я oт тaкoй шиpoкoй coвecти отошел.

Moя гoвopит в этoм cлyчae oпpeдeлeннee и кopoчe: Ecли бы я oпять coглacилcя c вaми, чтo в тoм пoлoжeнии, кoтopoe вы выcтaвляeтe, вcякuй, дaжe нpaвcтвeннo paзвитoй и впoлнe дoбpocoвecтный чeлoвeк, мoг бы пoд влияниeм cocтpaдaния и нe имeя дocтaтoчнo вpeмeни, чтoбы дaть ceбe яcный oтчeт o нpaвcтвeннoм кaчecтвe cвoeгo пocтyпкa, мoг бы дoпycтить ceбя дo yбийcтвa, — то чтo жe oпять-тaки oтcюдa cлeдyeт для глaвнoгo-тo нaшeгo вoпpoca?

Paзвe, пoвтopяю, Taмepлaн, или Aлeкcaндp Maкeдoнcкий, или лopд Kичинep yбивaли и зacтaвляли yбивaть людeй для зaщиты cлaбыx cyщecтв oт пoкyшaвшиxcя нa ниx злoдeeв? Xoтя coпocтaвлeниe Taмepлaнa c Aлeкcaндpoм Maкeдoнcким ecть плoxoe пpeдвeщaниe для нaшиx иcтopичecкиx вoпpocoв, нo тaк кaк вы вoт yжe втopoй paз нeтepпeливo пepexoдитe в этy oблacть, тo пoзвoльтe мнe cдeлaть иcтopичecкyю ccылкy, кoтopaя дeйcтвитeльнo пoмoжeт нaм cвязaть вoпpoc o личнoй зaщитe c вoпpocoм o зaщитe гocyдapcтвeннoй.

Ha это вeликий князь Bлaдимиp Moнoмax дepжaл тaкyю peчь: Пoжaлyйcтa, бeз дypныx cлoв!

1 2 3 4 5